Бадьёльйывсаяс - Бадьёльские

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Бадьёльйывсаяс - Бадьёльские » История Республики Коми » Очерк 4. Первые руководители Коми области


Очерк 4. Первые руководители Коми области

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Л.АЖданов, А.Ф.Сметанина, И.Л.Жеребцов

Очерк 4. Первые руководители Коми области

   Председатель облисполкома Дмитрий Ильич Селиванов... Он стоял у истоков образования Коми автономной области и областной парторганизации. Его продвижение по служебной лестнице поражает воображение. И не случайно, что в сборнике документов «Образование Коми автономной области» (Сыктывкар, 1971) эта фамилия встречается тридцать раз. Она упоминается в других изданиях по истории Республики Коми и ее коммунистической организации. Имя его вошло в энциклопедию «Республика Коми» (т. 3).

   Родился Дмитрий Селиванов в 1887 году в старинной коми деревне Разгорт, что на Удоре. Рано познал нужду и голод. Видел, с каким трудом мать-батрачка сводила концы с концами. Учиться пришлось недолго. Как и мать, батрачил. Поэтому не случайно, заполняя анкету делегата III областной партконференции, в графах образование и социальное происхождение Д.И.Селиванов написал: «домашнее, пролетарий».
   В июле 1914 года Дмитрий Селиванов был призван на действительную службу и зачислен в 1-ю Гренадерскую артиллерийскую бригаду, расквартированную в Москве. Здесь и застала его Первая мировая война. Четырехлетняя служба в армии дала многое. Храбрый солдат, дважды раненый в боях, он быстро распознал всю бессмысленность и преступность войны.
   Прапорщик Д.И.Селиванов принял активное участие в Февральской революции, вступил в партию большевиков и стал проводником линии партии в армии. В мае 1917 года он был избран председателем дивизионного комитета. Накануне октябрьского вооруженного восстания в Петрограде Дмитрий Ильич был переведен в штаб Двинского военного округа и назначен командиром второй батареи 6-й Запасной армии. Он принял Октябрьскую революцию без колебаний.
   Вскоре Д.И.Селиванов избирается членом Невельского уездного революционного комитета (ревкома) по демобилизации старой армии. В июле 1918 года он возвращается на родину.
   В то время в мезенских волостях вся власть принадлежала земской управе. Не было здесь и большевистских ячеек. 14 июля 1918 года в Кослане собрание уполномоченных граждан распустило земство и учредило волостной совет крестьянских депутатов. Его первым председателем и военным комиссаром стал Д.И.Селиванов.
   Между тем положение советской власти на Мезени становилось все более тревожным. Появление белых на нижней Вашке явилось сигналом для выступления против советской власти сторонников белого движения. В конце ноября 1918 года они захватили села Селиб, Кослан и Глотово. Среди арестованных активистов был Д.И.Селиванов. Их спасли красногвардейцы из Яренска под командованием военкома Е.А.Воробьева. В первых числах декабря во всех мезенских волостях советская власть была восстановлена. Впоследствии Д.И.Селиванов был председателем комиссии по ликвидации Удорского фронта.
   В составе отряда Воробьева Д.И.Селиванов прибыл в Яренск. Он назначается помощником военрука уездного военкомата, а в январе 1919 года избирается членом яренского уездного исполкома.
   В то трудное для советских властей уезда время пригодился богатый военный опыт Селиванова. И он работает, не покладая рук. Заведующий отделом внутреннего управления, председатель следственной комиссии, народный судья 1-го участка... Одно перечисление занимаемых им ответственных должностей в Яренске говорит само за себя.
   Накануне 1-го Всезырянского съезда коммунистов Д.А.Селиванов являлся председателем Яренского уисполкома, заменив на этом посту погибшего С.И.Покровского. Одновременно он выполнял обязанности председателя уездного комиссариата юстиции и нарсудьи 1-го участка.
   В 1-м Всезырянском съезде коммунистов 9 13 января 1921 года Д.И.Селиванов участвовал как делегат от Яренского уездного комитета РКП(б). На этом съезде он был избран в состав областного комитета партии и областного ревкома. 15 января 1921 года Д.И.Селиванов председательствовал на первом организационном заседании областного комитета РКП(б), на котором был избран в президиум и секретариат обкома.
   28 июля 1921 года Президиум ВЦИК утвердил состав областного революционного комитета во главе с Д.И.Селивановым. Газета «Югыд туй» писала: «Утверждением революционного комитета центральная власть РСФСР окончательно утверждает новую автономную Коми область. Мы перешли рубикон. Последняя и важнейшая формальность соблюдена».
   27 августа 1921 года «Известия Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета» опубликовали декрет ВЦИК от 22 августа об образовании Коми автономной области. В тот же день Д.И.Селиванов подписал знаменитый приказ № 1 о вступлении областного ревкома в управление автономной областью Коми: «1. Сего числа революционный комитет автономной области Коми (Зырянской) вступил в непосредственное управление автономной областью Коми. 2. все граждане и учреждения в пределах автономной области Коми с сего числа подчиняются непосредственно революционному комитету Коми через его соответствующие органы и учреждения (центральный, районные, областные и проч.). 3. Все служащие в этих органах и учреждениях должны оставаться на своих местах и продолжать свою работу, исполняя все распоряжения, исходящие от революционного комитета Коми области и его местных органов. 4. Все материалы, ценности, сырье, продовольствие, фабрикаты и пр. с территории Коми области не вывозятся без ведома ревкома Коми области. 5. Виновные в нарушении сего приказа будут предаваться революционному трибуналу автономной области Коми».
   Обревком проделал большую работу по подбору кадров и формированию временных органов управления. Например, 18 июня 1921 года облревком решал вопрос об организации областных народных комиссариатов и их коллегиях. Д.И.Селиванов вошел в коллегию областного комиссариата юстиции и революционного трибунала. 25 июля 1921 года облревком под председательством Селиванова принял положение о районных съездах Советов и их исполнительных комитетах. Ревком боролся за революционный порядок, против спекулянтов и саботажников.
   25 сентября 1921 года на заседании президиума ревкома Д.И.Селиванов отметил, что «в настоящее время организационные работы по созданию автономии продвинулись... далеко вперед». На том заседании обсуждался вопрос об обязанностях каждого из членов президиума. Было решено, что «на председателя ревкома тов. Селиванова падает выявление основной линии всех работ по укреплению и развитию автономии Коми в составе общей трудовой федерации, с полным развитием всех присущих народу коми особенностей в бытовом, экономическом и административном отношении, что проведение в жизнь новой экономической политики РСФСР и укрепление и развитие ее основ в области также возлагается на предревкома тов. Селиванова».
   На II Коми областной конференции РКП(б) (15-20 января 1922 года) Д.И.Селиванов был избран членом президиума обкома партии. 1-й областной съезд Советов (22-29 января 1922 года) вместо временного органа управления - облревкома - избрал предусмотренный Конституцией РСФСР областной исполком, а его председателем - Д.И. Селиванова.
   Руководство Коми АО предпринимало усилия для объединения с коми-пермяками. I областной съезд Советов постановил, что присоединение пермских территорий к Коми автономии должно быть проведено в наикратчайший срок. II Коми областная партийная конференция приняла резолюцию, в которой предлагалось усилить работу по «скорейшему присоединению Кудымкарского и Козинского районов Пермской губернии к народам области Коми...». Отметим, что на областных съездах и партконференциях в первое время в качестве делегатов постоянно присутствовали представители коми-пермяцких коммунистов. Они регулярно ставили вопрос о создании единой для двух народов государственности. Так, в 1922 году один из делегатов говорил, что Пермский губком противодействует присоединению их к Коми автономии, хотя население выступает за это. Ссылка на население была небезосновательной, так как в том же году на коми-пермяцких территориях был проведен референдум, на котором большинство его участников высказалось за объединение двух народов. Очевидным было и нежелание пермских властей расставаться с частью своей территории. Посланные Коми областью в конце 1921 года для собирания необходимых материалов о выяснении границ будущей автономии уполномоченные вынуждены были вернуться обратно из-за противодействия их работе.
   В 1922 году Д.И.Селиванов направил два письма в ЦК партии с обоснованием родственности двух народов, делая ссылки на работы зарубежных и русских ученых. Однако оргбюро ЦК РКП(б) под председательством В.М.Молотова посчитало, что этот вопрос надо решать «в советском», т.е. государственном порядке.
   Правовое оформление автономии означало лишь первый этап формирования государственности коми народа. Необходимы были чрезвычайно энергичные усилия для того, чтобы в полном масштабе реализовать национальную идею. Помимо политических, это требовало решения исключительной сложности экономических задач. Местные руководители понимали, что молодая государственность не может базироваться на той экономической основе, которая по наследству досталась им от предыдущего периода. Череда социальных потрясений привела и без того слаборазвитое хозяйство края в полное расстройство. Почти наполовину упали производственные показатели, а само производство, прежде всего сельскохозяйственное, все больше приобретало натуральный характер. Производительность трех сысольских заводов (Кажимского, Нювчимского и Нючпасского) по сравнению с 1911 года составляла всего лишь 20%. Введение в 1921 году новой экономической политики поставило их в еще более трудные условия. Делегаты первого областного съезда Советов, проанализировав состояние промышленности, пришли к выводу, что в условиях снятия предприятий с государственного бюджета хорошо, если удастся удержать заводы и промышленность от дальнейшего распада. По словам В.И.Сорвачева, сменившего Селиванова на посту председателя облисполкома, «к 1 октября 1922 года ... все наши годовые доходные поступления обеспечивали нам расход всего на полдня»; «недостаток денег нас захлестывал, как волна утопающего...». Укрепление советской власти, восстановление народного хозяйства, подготовка больших преобразований в Коми области этими заботами жил председатель облисполкома, часто выезжая на места, оказывая практическую помощь партийным и советским органам.
   В период подготовки к образованию Союза ССР ЦК РКП(б) оказывал большую помощь коммунистам национальных республик. Туда были направлены опытные партийные работники. В распоряжение Коммунистической партии Туркестана в Ташкент в начале декабря 1922 года прибыл и Д.И.Селиванов (не исключено, что его удаление из Коми области было связано с тем, что он весьма решительно и настойчиво отстаивал объединение коми-зырян с коми-пермяками, поддерживал идею включения в Коми область некоторых других сопредельных территорий (в частности, низовьев Печоры), что вызывало трения между Коми областью и соседними регионами, и российские лидеры рассчитывали, что со сменой руководства отношения между регионами наладятся, и центру не придется постоянно вмешиваться и улаживать конфликты). Д.И. Селиванов возглавил организационно-инструкторский отдел Сыр-Дарьинского обкома. Как делегат II съезда Советов СССР, он принимал участие в принятии первой Конституции образованного в декабре 1922 года Советского Союза.
   Через год Д.И.Селиванов вернулся на работу в Коми область. В декабре 1923 года он был избран членом Президиума Коми облисполкома, а на V Коми областной партийной конференции (26 марта - 2 апреля 1924 года) -членом бюро обкома партии. В том же году Дмитрий Ильич стал секретарем обкома РКП(б). Д.И.Селиванов участвовал в работе двух партийных съездов: XIII — с совещательным голосом и XIV - с решающим голосом. Он являлся и членом ВЦИК, представителем Коми области в Москве.
   Дмитрий Ильич по-прежнему считал целесообразным объединение коми-зырян и коми-пермяков в составе одной административно-территориальной единицы. Более активные действия для этого заставляла предпринимать и начавшаяся работа по новому районированию страны, в соответствии с которым коми-пермяцкие территории должны были войти в состав Уральской области. Выступая на расширенном пленуме обкома РКП(б) в июне 1924 года с докладом «О районировании» Д.И.Селиванов сказал, что «несмотря на трехлетнее существование Коми области, до сих пор нет объединения коми нации в целом, не установлены границы, в которые входит объединенная нация».
   Большие сомнения вызывал у Д.И.Селиванова выдвинутый в первой половине двадцатых годов план создания Северо-Восточной область (СВО) с центром в Архангельске; в ее состав предполагалось включить Архангельскую, Вологодскую, Северо-Двинскую губернии и Коми АО. На заседании 12 мая 1924 года Коми облисполком решил «признать вопрос о вхождении Коми области в Северо-Восточное объединение, а также образование в Архангельске организационного бюро по районированию преждевременным, о чем и сообщить административной Комиссии при ВЦИК, Архангельскому губисполкому и представителю Области в Москве т.Селиванову». Д.И.Селиванов на заседании оргбюро Северо-Восточной области 21 мая довел до сведения членов оргбюро, что Коми облисполком в принципе не возражает против вхождения в Северо-Восточную область, но требует скорейшего проведения и разрешения острых для него вопросов о присоединении некоторых волостей с населением коми».
   Руководство Коми области и в последующие годы отстаивало курс на самостоятельность коми автономии. Пятый областной съезд Советов (январь-февраль 1926 года) одобрил деятельность облисполкома по вопросу районирования и оставления Коми АО самостоятельной административно-хозяйственной единицей.
   Оргбюро и облплан Северо-Восточной области попытались урегулировать отношения с Коми АО через Госплан СССР. В Комиссию по районированию РСФСР также была послана докладная записка, в которой областные органы просили «сделать надлежащее распоряжение через Президиум ВЦИК члену Оргбюро - представителю области Коми т. Селиванову о принятии участия в работах оргбюро СВО и... о восстановлении связи с облпланом СВО».
   На VII Коми областной партийной конференции (январь 1926 года) говорилось о необходимости «в интересах большего хозяйственного роста области» не только сохранения автономной области, но и преобразования ее в республику и выделения ее, в связи с экономическим районированием, в самостоятельную экономическую единицу. В апреле 1926 года облисполком Коми АО представил доклад во ВЦИК (с копиями в ЦИК СССР и в Совет Национальностей при ЦИК СССР) «О преобразовании Коми Области в Коми АССР с оставлением при экономическом районировании РСФСР Коми Республики отдельной административной единицей». К докладу прилагалась, в частности, брошюра «К вопросу о преобразовании Коми Области в Коми АССР». Среди подписавших документ был и член Президиума облисполкома, секретарь обкома Д.И.Селиванов.
   В 1926-1927 годах в руководстве Коми автономии возникли разногласия, связанные с организацией лесозаготовок, недостаточно быстрыми темпами развития лесной промышленности, проблемами со строительством и реконструкцией других промышленных объектов. Д.И.Селиванов и часть его коллег связывали недостатки в промышленном развитии области с недостатком опыта, средств, кадров и другими объективными причинами. Их оппоненты считали, что значительная часть проблем вызывалась ошибками руководимого Селивановым обкома, который, по их мнению, недостаточно руководил хозяйственным строительством. Разногласия существовали и относительно целесообразности вхождения Коми АО в Северо-Восточную область (или Северный край), и о возможностях расширения границ автономии за счет коми-пермяцких территорий, нижней Печоры и островов Ледовитого океана.
   В условиях политической ситуации тех лет, шедшей в компартии борьбы с различными «уклонами», эта дискуссия не могла не сопровождаться наклеиванием политических ярлыков, взаимными обвинениями во «фракционности», «оппозиционности» по отношению к «генеральной линии партии» и т.п. Партийные взыскания, полученные противниками Селиванова, воспринимались ими как незаслуженные. В Центральную контрольную комиссию РКП(б) стали поступать жалобы на руководство Коми обкома. Дискуссия стала вырождаться в личные конфликты (позднее новое руководство Коми обкома компартии называло эти события «склокой»), дисциплина в парторганизации упала. Центральная контрольная комиссия в марте 1927 года решила вмешаться в ситуацию. Некоторые лидеры Коми обкома получили взыскания, однако по-прежнему считали свой подход верным и излагали его в местной печати (в частности, в газете «Югыд туй»).
   В конце концов, решили вмешаться руководители Центрального комитета компартии. Д.И.Селиванова отозвали из Коми области. Расширенный пленум Коми обкома, состоявшийся в июне 1927 года, не мог не согласиться с этим решением. В том же месяце Дмитрий Ильич уехал в Москву на курсы Академии марксизма, после окончания которых был направлен в Сталинград на ответственную партийную работу.
   В 1930 году судьба его вновь соединила с Севером. Он работает в сельхозотделе Севкрайкома ВКП(б), ведает агитмассовой работой. Но вскоре Д.И.Селиванова вновь отзывают в Москву. Для только что созданного треста «Оленевод» требовались кадры, имеющие опыт работы среди северных крестьян. На посту заместителя директора треста он немало сделал по организации оленеводческих колхозов на Севере и в Сибири.
   Осенью 1933 года Д.И. Селиванова, как опытного советского и партийного работника, выдвигают в аппарат высшего органа власти Российской Федерации ВЦИК. В течение почти пяти лет он работал инструктором Президиума ВЦИК.
   Вкупе с другими партийными и советскими работниками 23 апреля 1938 года Д.И.Селиванов был арестован по стандартному обвинению тех лет. Приговором Верховного суда Коми АССР от 21-26 января 1939 года был осужден по статьям 58, п. 10, ч.1 и 58, п. 11 УК РСФСР к пяти годам лишения свободы. 21 августа 1939 года Верховный суд РСФСР оставил в силе этот приговор. Свой срок необоснованно осужденный отбывал в Верхне-Човской ИТК НКВД Коми АССР. В заключении он и умер 13 декабря 1941 года. 3 мая 1957 года Д.И.Селиванов был реабилитирован.
   Безусловно, Д.И.Селиванов был сыном своего времени, представителем чисто большевистского менталитета. Это вовсе не означает отрицания или умаления его роли и места в организации Коми автономной области и ее партийной организации. Имя Дмитрия Ильича навсегда вписано в историю Коми.

Д.И.Селиванов

увеличить

0

2

Первый секретарь
   Один из первых руководителей Коми автономной области Яков Федорович Потапов родился в 1890 году в с.Додзь в семье крестьянина. Начало его жизненного пути похоже на сотни биографий коми крестьянских пареньков, родившихся в конце позапрошлого столетия. До восемнадцатилетнего возраста он работал в крестьянском хозяйстве отца, в 1908 году уехал на заработки на Урал, заготавливал дрова для заводов, работал на Богословском медеплавильном заводе. Через четыре года, в 1912-м, его взяли на военную службу и направили в Кронштадт, в крепостную артиллерию.
   Кронштадт в 1917 году оказался в центре революционных событий. Я.Ф.Потапов показал себя не пассивным наблюдателем, а активным борцом. После Февральской революции 1917 года, в начале марта, Потапов стал членом ротного комитета, в июне вступил в большевистскую партию, участвовал в выступлении против Временного правительства в Петрограде в том же месяце.
   В переломные октябрьские дни 1917 года Я.Ф.Потапов в составе 6-го Кронштадтского отряда разоружал офицерские школы в Ораниенбауме, Петергофе и Стрельне, захватил Балтийский вокзал. Во время наступления на Петроград отряда генерала Краснова 6-й Кронштадтский отряд участвовал в его отражении: 30 октября революционные отряды заняли Царское Село, в ночь на 1 ноября вступили в Гатчину. В начале ноября 1917 года Я.Ф.Потапова выбрали в Кронштадтский Совет рабочих и солдатских депутатов. Он был среди делегатов съездов артиллеристов в Петрограде в ноябре-декабре 1917 года.
   Не забывал он и про Коми край. Один из руководителей керчомской ячейки большевиков Е.А.Напалков позднее вспоминал, что Я.Ф.Потапова «знал еще в декабре 1917 года и в начале 1918 года как большевика и красногвардейца в г. Кронштадте. Мы, керчомцы, с ним имели переписку, вернее, керчомская большевистская организация получала указания и инструкции через тов. Потапова».
   В феврале 1918 года Потапова демобилизовали, он вернулся в Додзь и оказался в гуще событий. Шла борьба за власть между сторонниками различных политических сил. Как вспоминал сам Я.Ф.Потапов, тогда «в волости еще существовало земство. Сгруппировавшись, несколько солдат повели работу за организацию Советов, да и к этому времени из уезда (т.е. из уездного центра г. Усть-Сысольска, где был создан уездный Совет - Авт.) поступило распоряжение об организации Совета». Я.Ф.Потапов стал одним из лидеров солдатской группы и, вероятно, главным организатором волостного Совета в родном селе, появившегося в марте 1918 года. Вот что говорится в его воспоминаниях: «В марте был избран в члены Совета, а там и в секретари исполкома, работал в исполкоме по организации советского аппарата, на что потребовалось порядочно времени, причем удалось завоевать симпатии крестьян».
   «Завоевать симпатии крестьян» было чрезвычайно важно и очень сложно. В Додзи, как и во всем крестьянском Коми крае, большевики не пользовались сколь-либо значительной известностью и популярностью. Можно сказать, что до свержения Временного правительства местное население вообще мало что знало о партии большевиков. Предпочтение отдавалось социалистам-революционерам, сторонники которых составляли большинство в уездных органах власти. Но поскольку тем не удавалось добиться зримого успеха в борьбе с усиливавшейся хозяйственной разрухой, симпатии жителей качнулись в сторону РКП(б). Я.Ф.Потапов организовал в волости коммунистическую ячейку, возглавил ее. В нее записалось 67 человек, которые, как сказано в одном из документов, «начали усиленно наступать на местную буржуазию».
   С июня 1918 года Я.Ф.Потапов заведовал агитационно-вербовочным отделом Усть-Сысольского уездного военкомата, вошел в созданный в июне Усть-Сысольский комитет большевистской партии. В мае 1919 года он стал комиссаром Усть-Сысольского добровольческого отряда, направленного на Восточный фронт, являлся комиссаром Пермского полка. После победы красных над войсками А.В.Колчака Потапов вернулся в Усть-Сысольский уезд и был избран секретарем уездного комитета РКП(б).
   Я.Ф.Потапов участвовал в подготовке и проведении первого Всезырянского съезда коммунистов, который состоялся 8-13 января 1921 года в Усть-Сысольске и организационно оформил областную партийную организацию. В тот период ее численность превышала немногим 900 человек. Даже к концу 1920-х годов численность коммунистов в области была небольшой - около 1700 человек. Однако ключевые государственные и общественные посты находились в их руках. Поскольку в структуре политической, системы страны партия большевиков оказалась единственной, то вполне естественно, что вскоре она стала подменять собой государственные органы. Этот процесс ярко проявился и на местах. Уже на первом съезде коммунистов Коми края основное внимание делегаты уделили не партийному строительству, а созданию национальной государственности коми народа.
   В работе съезда приняли участие 40 делегатов с решающим и два делегата с совещательным голосом. Большинство из них не имели опыта практической государственной работы, за исключением участия в гражданской войне. Тем не менее, увлеченные революционным творчеством, они горячо взялись за решение чрезвычайно трудных задач.
   13 января 1921 года съезд принял резолюцию, гласившую, что на территории Советской Социалистической Республики Коми «организуется Областной комитет РКП (так в тексте - Авт.) с отделениями:
       а) Агитационно-пропагандистским с подотделом по работе в деревне.
       б) Организационно-инструкторским.
       в) Учетно-распрделительным с подотделами информационным и статистическим.
       г) По работе среди женщин.
       д) Общим с подотделом финансовым».
   В областной комитет РКП(б) в тот же день, 13 января, были избраны 15 человек, получившие наибольшее число голосов (выборы происходили, как говорится, на альтернативной основе): А.И.Михайлов, В.Н.Данилов, Д.И.Селиванов, Е.Е.Ануфриев, П.Е.Колыхматов, М.И.Безносова, М.Е.Торлопов, Я.Ф.Потапов, В.И.Сорвачев, Ф.С.Коковкин, И.С.Кокании, В.А.Савин, И.М.Томилин, Матюшев и Н.И.Попов. Набольшее число голосов получил А.И.Михайлов (38 из 40), меньше всего - Попов (13). Я.Ф.Потапов получил немногим больше половины голосов - 22. Кандидатами в члены обкома были избраны В.П.Юркин, В.Г.Лихачев, Д.А.Батиев, А.Я.Фомин и Лодыгин.
   15 января 1921 года Коми обком РКП(б) собрался на свое первое заседание. Участвовали в нем члены обкома Д.И.Селиванов, Я.Ф.Потапов, В.Н.Данилов, Е.Е.Ануфриев, П.Е.Колыхматов, М.И.Безносова, М.Е.Толопов, В.И.Сорвачев, Ф.С.Коковкин, И.С.Коканин, В.А.Савин, И.М.Томилин. Председательствовал на заседании Д.И.Селиванов, секретарем являлся Я.Ф.Потапов. Присутствовал также Д.А.Батиев, который внес в заседание сумятицу, заявив, что некоторых членов обкома следует из него вывести. Однако с ним не согласились. На заседании был избран президиум обкома из пяти человек, трое из которых (Д.И.Селиванов, Я.Ф.Потапов, Е.Е.Ануфриев) составили секретариат обкома; кроме них, в президиум вошли также В.И.Сорвачев и И.С.Коканин. Президиуму было поручено назначить заведующих отделами обкома. Поскольку Д.И.Селиванов возглавлял ревком и был занят созданием органов советской власти, партийным строительством занимался секретарь обкома Я.Ф.Потапов.
   Как отмечалось позднее (в январе 1922 года) в докладе о работе обкома на II Всекоми съезде коммунистов, только после «принципиального решения ЦК РКП и ВЦИК о выделении коми» в автономную область (май 1921 года) «начинается организационно-подготовительная работа областкома. До этого же времени работа [обкома] велась явочным порядком, не имея юридических прав, ни аппарата» (приходилось использовать аппарат усть-сысольского уездного комитета РКП(б), секретарем которого, как уже говорилось, являлся Я.Ф.Потапов); «находясь между небом и землей, ...все же [обком] вел кое-какую работу».
   Руководимый Потаповым обком не ограничивался только партийными делами; не оставлял он без внимания и советское строительство. Более того, в упоминавшемся уже докладе на II Всекоми съезде коммунистов говорилось: «В первых порах своей работы областком задался целью организации советского аппарата: фактическое оформление ревкома и организация его отделов, взяв на себя мелочную опеку последнего с тем, чтобы при организации не раздувать штаты; организация временного правления областного союза кооперативов».
   6 июля 1921 года на заседании обкома Я.Ф.Потапов поставил вопрос о проведении съездов и конференций в Коми области, предложил обсудить вопрос о советском строительстве, выработке его планов и положения. По его докладу обком постановил: «В первую очередь немедленно организовать райкомы и райревкомы, районные съезды [Советов] должны предшествовать Всезырянскому съезду. О времени созыва съезда предложить президиуму ревкома сделать доклад. Открыть дискуссию на страницах печати о структуре советского аппарата и сокращении штатов». Обком также утвердил временное положение о районных и волостных исполнительных комитетах. На том же заседании, кстати, было утверждено название газеты органа облревкома и обкома; она получила название «Югыд туй» («Светлый путь»). Первый номер газеты вышел через девять дней.
   Состав Коми обкома РКП(б) был утвержден оргбюро ЦК РКП(б) 12 июля 1921 года. В него вошли все 15 членов, избранных на всезырянском съезде, и четверо из пяти кандидатов в члены (кроме В.Г.Лихачева). После этого обком, говорилось на II Всезырянском съезде коммунистов, «взял на себя и ответственность за работу самочинно возникшего ревкома». Деятель ность руководимого Я.Ф.Потаповым областного комитета РКП(б) проходила в сложных условиях: одновременно совпали организация советского аппарата, страдная пора (а в крестьянском крае, естественно, сельскохозяйственные работы - главное дело), да еще и перемены курса экономической политики на новый лад (на смену военному коммунизму пришла новая экономическая политика). Всё это, вместе взятое, поставило обком перед такими колоссальными задачами и трудностями, что порой казалось, что обкому не хватит на их решение ни сил, ни времени. «Но все же, - говорилось на II Всекоми съезде, - областком в своей работе исходил из тех новшеств и преломлял их по местным условиям».
   Чрезвычайно важной частью работы обкома была организация райкомов и установление связей с ними. И тут встретились большие трудности: отсутствие средств передвижения и связи (с некоторыми райкомами, к слову, связь не была налажена как следует и в начале 1922 года. Я.Ф.Потапов был командирован в самый отдаленный район Коми области - на Печору - для организации коммунистических и советских органов власти Ижмо-Печорского уезда. Кроме того, обком взял на себя организацию сбора продналога, мобилизовав на проведение этой кампании половину коммунистов, провел агитационную кампанию помощи голодающим, создав специальную комиссию. Летом и в начале осени обком занимался также мобилизацией коммунистов, комсомольцев и членов профсоюзов на коммунистические курсы, подготовкой, проведением и руководством областными съездами работников просвещения, молодежи, женщин, заводских и строительных рабочих. «Самая важная работа - чистка партии, исключено 102 чел.» (из доклада на II Всекоми съезде коммунистов).
   Наконец после того, как закончились и летняя страда, и первоначальная организация советского аппарата области, и процесс отделения населенных коми народом территорий из Северо-Двинской и Архангельской губерний обком приступил «к прямой подлежащей ему работе», занявшись усилением партийных аппаратов, усилению работы в большевистских ячейках. Большую работу Я.Ф.Потапов и его товарищи по обкому проделали по подготовке четырех областных съездов - коммунистов, Советов, профсоюзов и кооперативов, которым предшествовали районные партконференции и съезды Советов и уполномоченных кооперации, а также совместного расширенного заседания обкома и областного ревкома 10 ноября 1921 года, на котором обсуждалось советское строительство в области (Я.Ф.Потапов, естественно, участвовал в нем).
   Помимо этого, руководимый Я.Ф.Потаповым обком РКП(б) взял на себя контроль за работой всех советских органов и профсоюзов путем организации в них большевистских фракций. При участии обкома было организовано правление профсоюза советских служащих. На заседаниях обкома (к январю 1922 года их состоялось 21, заседаний президиума обкома -30) обсуждались вопросы организации лесозаготовок, управления заводами и предприятиями области, создания и функционирования отделов обкома и другие (всего на состоявшихся заседаниях обкома было решено 127 вопросов, на заседаниях президиума обкома - 239). «Так что, - говорилось на II Всекоми съезде коммунистов 15 января 1922 года, - в деятельности обкома во всей советской работе было достаточно руководящего начала и контроля без всяких трещин и в полном контакте».
   Тем не менее, съезд коммунистов не был полностью удовлетворен работой Я.Ф.Потапова и его коллег. В резолюции съезда (конференции) о деятельности обкома, принятой 17 января 1922 года, говорилось: «Работа областкома за указанный период (между двумя съездами коммунистов -Авт.) была направлена преимущественно по советской линии, но при отсутствии твердой политической линии областкома. Но принимая во внимание трудности организационного периода выделения автономной области и отсутствия достаточного количества работников, конференция признает работу областкома в общем и целом удовлетворительной и обращает внимание нового состава областкома на необходимость усиления внутрипартийной работы и установления регулярной связи с местами. Внутренняя партийная работа в области Коми является особенно важной по составу членов РКП и условиям оторванности края как [от] областного, так и общереспубликанского (общероссийского - Авт.) центров».
   20 января 1922 года на съезде состоялись выборы нового состава Коми обкома РКП(б). Наибольшее число голосов получили Е.М.Мишарин и Ермаков (41 «за» из 42 голосовавших), ненамного отстали от них Я.Ф.Потапов и Д.И.Селиванов (39 «за»), М.П.Минин и А.Я.Фомин (38 «за»). Из прежних 15членов обкома в новый состав (тоже 15 человек) вошли только трое: Я.Ф.Потапов, Д.И.Селиванов и А.Я.Фомин. Делегатом на XI Всероссийский съезд РКП(б) избрали Е.М.Мишарина (20 голосов); Я.Ф.Потапов на этих выборах занял второе место (9 голосов) и стал лишь «кандидатом в делегаты» (на случай, если Мишарин не сможет поехать на съезд по какой-либо причине).
   На организационном собрании обкома 21 января 1922 года был избран новый секретарь обкома - М.П.Минин. Я.Ф.Потапов стал заведующим организационно-инструкторским отделом обкома и остался членом президиума (из прежних членов президиума обкома в его составе остался также Д.И.Селиванов). Вероятно, причиной отставки Я.Ф.Потапова с поста секретаря обкома стали не только отмеченные съездом недостатки в работе обкома, но и проявившиеся в истекшем 1921 году острые разногласия в руководстве области, связанные с территориальными спорами между Коми областью и соседними регионами, конфликт между Я.Ф.Потаповым и Д.А.Батиевым.
   Я.Ф.Потапов участвовал в работе I съезда Советов Коми области, состоявшегося 22-29 января 1922 года, был выдвинут в президиум съезда от обкома РКП(б). На выборах в областной исполнительный комитет, состоявшихся на съезде 29 января, он не прошел в члены облисполкома и был избран лишь кандидатом в члены.
   В дальнейшем Я.Ф.Потапов, наряду с партийной работой, принял активное участие в организации Общества изучения Коми края. Общество было создано 16 мая 1922 года. Я.Ф.Потапов являлся одним из десяти его членов-учредителей. Он сумел обеспечить краеведческому движению поддержку руководящих кругов области, так необходимую на первых порах, и во многом благодаря этому Общество изучения Коми края вскоре прочно стало на ноги. В ноябре 1923 года Я.Ф.Потапов вошел в состав правления общества и был избран его председателем. В начале 1924 года он стал членом редколлегии журнала «Коми му», редактировал его краеведческий отдел, 3 февраля выступил на заседании Общества изучения Коми края с докладом «Очередные задачи экономической политики области». На этом его связь с краеведческим движением завершилась - весной того же года Я.Ф.Потапов уехал в Вятку, где работал в органах компартии. Позднее Потапова обвинили в том, что в 1923-1924 годах он «принадлежал к троцкистской оппозиции». Из Вятки Я.Ф.Потапов был переведен на партийную работу в Курск. В 1927 году он вернулся в Коми область, возглавил областной профсовет.
   В это время достигла своего апогея дискуссия между Архангельском и Коми относительно вхождения Коми АО в Северный край (или Северо-Восточную область) с центром в Архангельске. Добиваясь подчинения Коми автономной области, Архангельск имел в виду ее ресурсы, прежде всего лесные, пытаясь сосредоточить у себя их переработку. В то же время коми руководители возлагали большие надежды на лес, предполагая создать у себя деревообрабатывающие и лесохимические предприятия и за счет этого изыскать средства на реализацию своих экономических проектов. В дискуссию были вовлечены общественность коми автономии, средства печати. Различные мнения публиковались на страницах местных газет, в краеведческом журнале «Коми му» («Коми край»), в специальных изданиях. Накал страстей дошел до того, что появились утверждения о том, что «Коми не признаются за национальность» и чтобы оградить свои права, надо преобразовать Коми автономную область в республику. Главным аргументом против вхождения Коми автономии в состав Северного Края являлись опасения о превращении области в сырьевую окраину центра. Как показали дальнейшие события, они оказались небезосновательными.
   Даже после включения Коми области в Северный край в начале 1929 года, коми руководство некоторое время продолжало отстаивать свою позицию. Выступая на первом Северном краевом съезде Советов в Архангельске в августе 1929 года, председатель Коми областного исполнительного комитета И.Коюшев заявил: «Коми область остается автономной областью, ...остается независимой от некоторых краевых отделов... Область Коми будет иметь особые бюджетные права...».
   Одновременно предпринимались и попытки добиться повышения статуса Коми автономии, преобразования области в автономную республику. Руководители Коми АО (и Я.Ф.Потапов, вероятно, в их числе) вполне резонно считали, что в таком случае национальная государственность коми народа получит больше возможностей для самостоятельного развития. Было очевидно, что Коми область, обладающая большими природными ресурсами, может обеспечить их освоение за счет собственных средств. Но при одном условии - если значительная часть денежных поступлений будет оставаться в распоряжении местных властей. Но этого не было. Например, только пушнины в пределах области в 1921-1924 годах было заготовлено на сумму 3,5 млн. рублей, однако в силу сложившихся экономический условий местный бюджет от этого практически ничего не получил. Автономная же республика в этом случае обладала бы большими правами.
   В феврале 1929 года Я.Ф.Потапов опубликовал в журнале «Коми му» статью, посвященную истории областной организации коммунистов. В ней говорилось, в частности, и о том, что курс коми коммунистов на создание в 1921 году автономной республики, а не области, был правильным, так же как и стремление включить в состав республики не только земли коми-зырян, но и коми-пермяков. По утверждению Потапова, только «анархическое поведение» Батиева в 1921 году привело к тому, что вместо республики была создана область, в которую не вошел Коми-Пермяцкий край и некоторые другие районы. Если с некоторыми другими критическими замечаниями в адрес Батиева (относительно его вольного обращения с отчетностью, нежеланием прислушиваться к чужому мнению и т.п.), высказанными Потаповым, можно согласиться, то это утверждение вряд ли можно признать справедливым. Пожалуй, в данном случае сыграли свою роль личные не слишком приязненные отношения между Батиевым и Потаповым - ведь хорошо известно, что Батиев немало сил приложил для того, чтобы была образована именно республика, и отстаивал это мнение, что называется, до последнего.
   В условиях ужесточившегося политического курса в стране «вольномыслие» по поводу вхождения в Северный край, создания автономной Коми республики и включения в ее состав обширных сопредельных территорий долго продолжаться не могло. В 1929 году И.Коюшев, а также редактор журнала «Коми му» («Коми край») М.Попов и редактор местной газеты «Югыд туй» («Светлый путь») Н.Шахов были обвинены в национализме и освобождены от занимаемых должностей. Очевидно, не случайно покинул Коми область в том же году и Я.Ф.Потапов - он уехал в Москву, учился там на курсах марксизма-ленинизма до 1933 года. По окончании учебы Я.Ф.Потапов приехал в Сыктывкар и стал членом обкома, кандидатом в члены бюро обкома ВКП(б), заведующим областным финансовым отделом (ОБФО), 15 марта 1935 года объединенное заседание бюро Коми обкома ВКП(б) и партколлегии Коми области рассматривало его личное дело. В постановлении заседания отмечалось, что Потапов «за сокрытие от партии своей принадлежности к троцкистской оппозиции в 1923-1924 годах и сокрытие активно оппозиционной деятельности, которую вел в то время, он заслуживает исключения из рядов партии, но, принимая во внимание полное разоблачение Потаповым себя сейчас и признание им до конца своей грубейшей политической ошибки - ограничиться исключением его из состава членов обкома и кандидатов в члены бюро обкома, объявить выговор и снять его с работы зав. ОБФО».
   Однако этим дело не кончилось. 24 июля 1935 года газета «За новый Север» сообщила: «Потапов Я.Ф. ...в течение десятка лет обманывал партию... Двурушничая, ...он забирался на ответственные руководящие работы области, вплоть до секретаря ОК ВКП(б) и зам. председателя Коми облисполкома. Но где бы ни работал Потапов, он продолжал свою гнусную практику националиста и троцкиста, держа ставку на отделение рабочих, колхозников и всех трудящихся Коми области от родной и счастливой семьи других национальностей Советского Союза». В этих обвинениях было еще меньше правды, чем в тех, которые сам Потапов раньше адресовал Батиеву... Газета проинформировала своих читателей, что «двурушник Потапов исключен из партии».
   Во второй половине тридцатых годов Я.Ф.Потапов был репрессирован, после отбытия заключения он жил в городе Малоярославец под Москвой, работал на заводе. Во время войны город был занят немцами. В период оккупации Потапова допрашивали в гестапо, но отпустили (по некоторым сведениям, после того, как он назвал гестаповцам имена нескольких местных коммунистов, которых, как ему было известно, в это время не было в городе). А через некоторое время после освобождения Малоярославца советскими войсками Я.Ф.Потапов был арестован и расстрелян по подозрению в «сотрудничестве с врагом» (по некоторым сведениям, это произошло в 1943 году).


Я.Ф.Потапов
Я.Ф.Потапов (крайний слева) в группе активистов РКП(б) 1918-1919 гг. (1928г.)

увеличить

увеличить

0

3

И.Л.Жеребцов
Они были первыми(Вместо заключения)

   Возникновение Коми автономии стало плодом усилий многих людей. У многих на устах имена двух Дмитриев - Д.Я.Попова и Д.Д.А.Батиева. Но, отдавая должное двум этим ярким личностям, мы все знаем, что рядом с ними, в одной шеренге стоят имена еще одного Дмитрия - первого председателя Коми облисполкома Д.И.Селиванова, первого секретаря Коми обкома РКП(б) Я.Ф.Потапова, а также крупнейшего коми лингвиста и деятеля культуры революционных лет В.А.Молодцова, видного коми политического деятеля начала XX века А.М.Мартюшева, вступивших в политическую жизнь в послереволюционные годы А.А.Маегова, В.А.Савина и их сподвижников, рассказ о которых еще впереди. При всех своих различиях во взглядах, подходах и интересах (а, может быть, во многом именно благодаря этим различиям), эта достойная плеяда сделала возможным то, что еще менее чем за десятилетие до образования Коми автономии признавалось мало реальным даже наиболее, используя популярное выражение наших дней, «продвинутыми» представителями коми интеллигенции.
   Мы не случайно говорим о различиях. Думается, в том коллективе, который стоял у истоков Коми автономии, можно (разумеется, с известной долей условности) выделить «романтиков» и «прагматиков», диалог (порой - дискуссия, споры, в которых рождалась истина) между которыми позволил добиться результата в деле создания Коми автономии. Одинаковые подходы, одни и те же идеи, идентичные интересы, будь они присущи названным деятелям в то переломное время (1917-1921 годы), на наш взгляд, не позволили бы им стать «отцами-основателями» автономии. В это сложный период необходима была система противовесов, которая позволяла удерживать Коми край, существовавшие в нем органы власти и управления, политические организации в состоянии равновесия, обеспечивать постепенность реализации идей создания Коми государственности. Стоило ослабить систему противовесов, допустить крен в какую-либо сторону - и сразу возникали проблемы...
   В этом плане очень важной представляется роль А.М.Мартюшева. Значение этого политика в деле развития идеи Коми государственности не оценено по достоинству. Конечно, он остается в тени яркого «романтика» автономии Д.Я.Попова, вместе с которым Мартюшев руководил многопартийным коалиционным усть-сысольским уездным советом в первой половине 1918 года. Безусловно, именно «романтик» Попов выдвинул и сформулировал идею о необходимости и возможности образования национальной государственности для коми, о чем сегодня уже говорилось. Роль Мартюшева заключалась в другом - может быть, даже не в том, что он сделал, а в том, что он НЕ сделал...
   Мартюшев, председатель уездного совета и исполкома, главное должностное лицо в Усть-Сысольском уезде, с одной стороны, НЕ препятствовал своему заместителю Попову активно пропагандировать и развивать идею Коми государственности, сам участвовал в дискуссиях; благодаря этому на заседаниях уездного совета и уездных съездах в 1918 году Д.Я.Попов постепенно «шлифовал» высказанные им в январе этого года идеи, в конечном итоге легшие пару лет спустя в основу деятельности Дмитрия Батиева и его сподвижников. Для практической реализации идей Д.Я.Попова группой его единомышленников (А.А.Маегов, Н.А.Шахов, братья Чисталевы) в Помоздино была даже создана партия: «Коми автономист чукöр», которая, впрочем, не смогла сколь-либо значительно развернуть свою деятельность по созданию «национальной автономной Зырянской республики».
   С другой стороны, Мартюшев НЕ позволил своим коллегам по руководству чрезмерно увлечься идеей скорейшего, немедленного провозглашения Коми автономии. Если Попов считал, что в переломное для России время надо пользоваться случаем и, так сказать, «брать суверенитета сколько проглотишь», то Мартюшев предпочитал «революционному» решению вопроса эволюционное, дабы избегнуть конфликта с центральными властями по этой проблеме и не допустить негативных последствий для экономики, говоря нынешним языком, «дотационного региона». И был в тот период прав, поскольку неизбежный в случае одностороннего провозглашения автономии конфликт мог бы привести к тому, что идея создания Коми государственности была бы вообще похоронена или, по крайней мере, ее реализация оказалась бы отложена на длительный срок. Известно, что когда представители уездов Коми края отказались летом 1918 года входить в новую Северо-Двинскую губернию (рассчитывая, очевидно, в ходе начавшейся реформы административного деления на создание собственной административной единицы), это вызвало негативную реакцию центральных властей и, возможно, стало еще одним стимулом к осуществлению вскоре «большевизации Советов» в Коми крае.
   Для распространения идеи создания Коми автономии (в рамках эволционного подхода «прагматиков» к проблеме) большое значение имела политизация местного населения, привлечение его к активной общественной и политической деятельности. Именно этому A.M.Мартюшев придавал первостепенное значение. Еще в 1917 году на собрании коми солдат Петроградского гарнизона, состоявшемся, вероятно, по его инициативе, была принята резолюция, в которой отвергались «сепаратные идеи среди зырян» (то есть идея провозглашения суверенитета, автономии, отделения от демократической России) и во главу угла ставилось на тот момент вовлечение жителей Коми края в политическую жизнь, создание национальных политических организаций, воспитание и выдвижение национальных политических лидеров (которым, как можно предположить, затем и следовало решать вопрос о дальнейшей судьбе края - но уже в условиях более развитой политической структуры и более политически образованного населения). Реализация этой идеи была, в частности, осуществлена в 1917 году А.М.Мартюшевым и его товарищами в рамках «Общества обновления местной жизни».
   Пока таким образом в рамках диалога между «романтиком» Д.Я.Поповым и «прагматиком» А.М.Мартюшевым в Усть-Сысольске развивалась «политическая составляющая» идеи Коми государственности, в Яренске столь же активно развивалась ничуть не менее (а в чем-то даже и более) важная «культурная составляющая», включавшая, в частности, проблемы сложения коми литературного языка, письменности, национальной литературы и науки. Здесь в уездных органах власти работали В.А.Молодцов и будущий коми гуманитарий-энциклопедист А.С.Сидоров. Они, а также политик Д.А.Батиев и ряд других деятелей организовали общество «Коми котыр», основная часть задач которого относилась к культурно-просветительской и научно-исследовательской сферам. Однако общество видело в качестве одной из своих целей и «образование особой административной зырянской единицы».

увеличить

0

4

Примечательно, что «большевизация» уездных советов летом - в начале осени 1918 года привела лишь к временному отходу небольшевистских деятелей, занимавшихся в той или иной мере вопросами Коми государственности, от участия во властных структурах Коми края. Уже через полгода-год (а некоторые - и раньше) бывшие социалисты-революционеры, «автономисты», беспартийные демократы Д.Я.Попов, Д.А.Батиев, В.А.Молодцов, А.С.Сидоров, A.M.Мартюшев, А.А.Маегов и другие стали тесно сотрудничать с большевиками (некоторые из них вступили в компартию). Этому способствовали слабо оформленные в Коми крае партийные различия. Зачастую принадлежность к той или иной партии (в том числе и коммунистической) лишь декларировалась. Установились неплохие деловые контакты между пришедшими к власти людьми, именовавшими себя коммунистами, и местной интеллигенцией (особенно учителями), чьи политические взгляды были ближе эсеровским.
   В специфических условиях Коми края близкий коми интеллигенции лозунг развития национальной культуры (и связанный с ним лозунг автономии) воспринимался местными большевиками как социальный лозунг развития народной культуры - в противовес дореволюционной русификаторской образовательной и культурной политике самодержавия. И политические устремления коми коммунистов находили свое реальное, позитивное выражение не только в сломе старого политического и экономического механизма, но и в работе по реорганизации народного просвещения, в помыслах об автономии - в начале культурной, а затем и политической. Организовать и квалифицированно руководить такой работой могла только местная интеллигенция.
   Можно сказать, что коми интеллигенты, ставшие политическими или культурными деятелями, в 1918-1919 годах составляли в известной мере общую группировку, занимавшуюся и вопросами культуры, и политики: не случайно, например, В.А.Савин был не только поэтом, драматургом, композитором, но и одним из руководителей усть-сысольской организации коммунистов и ЧК, а политики Д.А.Батиев и Я.Ф.Потапов возглавляли Общество изучения Коми края. В то сложное время многие представители коми национальной интеллигенции, обратили свой взор к большевикам - именно потому, что после захвата коммунистами власти стали ускоренными темпами осуществляться реформа системы просвещения и создание национальной коми школы.
   В 1919-1920 годах Усть-Сысольск стал центром развития как политической, так и культурной составляющих движения к Коми государственности. Здесь стали работать приехавшие из Яренского уезда В.А.Молодцов и А.С.Сидоров, появление которых значительно усилило национально-культурное движение, получившее в конце 1918 - начале 1919 года значительный импульс одновременно с некоторым ослаблением политического движения за автономию. Огромную роль в успешном развитии культурной составляющей движения к национальной государственности коми сыграл В.А.Молодцов, которого, на наш взгляд, также следует причислить к «романтикам» автономии. В.А.Молодцов подобно Д.Я.Попову всеми силами стремился к скорейшей реализации на практике своих идей, связанных с коми алфавитом, литературным языком и т.п., нередко предлагая чрезмерно форсированные темпы внедрения своих наработок. Его более прагматичным коллегам по уездному руководству приходилось порой «придерживать» Молодцова, что приводило к острым конфликтам.
   В.А.Молодцов в 1920 году вошел в бюро по подготовке Всезырянского съезда для решения вопроса о «культурно-политико-экономическом объединении всего народа коми», разработал с В.А.Савиным и другими коллегами по бюро цели и предполагаемую программу съезда, в которой отмечалось: «По отношению зырян необходимо принять какие-то решительные меры, ...которые заставили бы жить и в культурном и в экономическом отношении, чтобы зырянская народность воспрянула от векового сна... Такой мерой является объединение зырян в одно целое. Прежде всего в культурном, а затем и в экономическом отношении».
   Осенью 1920 года на авансцену движения за Коми автономию вышел Д.А.Батиев. Его стремительный взлет к политическим вершинам, бесспорно яркая, напористая, чрезвычайно разнообразная и результативная деятельность и столь же бесспорные недостатки позволяют отнести его к представителям «романтиков» автономии.
   Наверное, все идеи Батиева, связанные с созданием обширной Коми республики, с различными экономическими и культурными проектами, имели под собой какую-то основу и были нацелены в конечном итоге на  всестороннее развитие Коми государственности. Без этих идей (порой расценивавшихся более прагматичными коллегами Батиева как полуфаитаетические), наверное, не состоялось бы столь решительного прорыва в строительстве Коми национальной государственности. Но, как и все «романтики», Батиев не мог полностью оценить ситуацию, диктовавшую необходимость ограничения и политических, и экономических планов.
   «Прагматики» из руководства формировавшейся Коми автономии (Я.Ф.Потапов, Д.И.Селиванов и некоторые другие) стремились по мере сил скорректировать деятельность Д.А.Батиева, но это далеко не всегда удавалось (и, к слову сказать, не всегда действительно диктовалось необходимостью). На наш взгляд, именно в той мере, в какой удалось найти баланс подходов, идей, интересов (не личных, разумеется, а общественных) между Батиевым, с одной стороны, и Потаповым и Селивановым, с другой, в деле развития Коми государственности был достигнут успех: на карте России появилась Коми автономная область. Дальнейшее постепенное ее развитие в середине 20-х годов происходило под руководством «прагматиков», но отошедший от непосредственного участия в органах власти Батиев продолжал развивать в печати свои идеи, отражавшие, надо подчеркнуть, умо¬настроения довольно широких слоев населения, и потому оказывавшие воздействие на политических руководителей области.
   Таким, в самых общих чертах, представляется «личностный фактор» и процессе возникновения Коми государственности. Именно разнообразие взглядов «отцов-основателей» Коми автономии в сочетании с умением находить точки соприкосновения, общие, объединяющие их направления работы обеспечило в сложнейший переломный в истории страны период 1917-1921 годов успех движения за национальную государственность коми. При всех своих различиях эти деятели в главном были коллективом единомышленников. Общей оказалась и их судьба. Почти все упомянутые нами личности (Д.А.Батиев, Я.Ф.Потапов, Д.И.Селиванов, А.М.Мартюшев, В.А.Молодцов, В.А.Савин, А.А.Маегов ) были репрессированы.
   К концу 1920-х годов окончательно возобладали тенденции к унитаризму и авторитарности в национально-государственном и политическом устройстве страны. В 1936 году Коми автономная область была преобразована в Коми автономную советскую социалистическую республику. Статус национальной государственности коми народа был повышен. Но в смысле самостоятельности в сложившихся в стране политических условиях республика по сравнению с областью каких-то существенных преимуществ не получила.
   Отказ от принципов демократизма и федерализма в пользу унитаризма и авторитаризма в государственном управлении негативно отразился на всех сторонах национальной жизни. Был деформирован эффективный механизм национально-языковой политики. Право коми народа на самоопределение и самоуправление в рамках федерации в значительной степени было сведено на нет.

"СОЗДАТЕЛИ КОМИ АВТОНОМИИ"

0


Вы здесь » Бадьёльйывсаяс - Бадьёльские » История Республики Коми » Очерк 4. Первые руководители Коми области


Создать форум