Бадьёльйывсаяс - Бадьёльские

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Бадьёльйывсаяс - Бадьёльские » История Республики Коми » «Подлинный исследователь-лингвист»


«Подлинный исследователь-лингвист»

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

И.Л.ЖЕРЕБЦОВ, Е.Н.РОЖКИН
«Подлинный исследователь-лингвист»

Путь в науку.
   Нашелся человек, который в трудные годы войны добился выдающегося результата - разработал оригинальный коми алфавит. Этим человеком был Василий Александрович Молодцов. Он родился 20 декабря 1885 (1 января 1886) года в Тентюково (сейчас - часть г. Сыктывкара), закончил уездное училище, в 1903 году поступил в учительскую семинарию в Тотьме. Там будущий лингвист увлекся политикой, распространял в 1905-м эсеровскую литературу. Окончив семинарию в 1907 году, Молодцов устроился учителем в д. Парч на Вычегде, но уже в 1908-м был, по его словам, «освобожден от должности по неблагонадежности» и уехал в Петербург, где год проучился на общеобразовательных курсах, но со второго курса (в 1909-м) ушел.
   В следующем году ему удалось устроиться учителем-заведующим в д. Михеево Тотемского уезда, а по окончании учебного года в 1910-м В.А.Молодцов вернулся в Петербург и поступил в Петербургский учительский институт. Возможно, именно во время учебы в Петербургском институте он заинтересовался лингвистикой, ставшей чуть позднее делом всей его жизни. Вполне вероятно, что в Петербурге (не исключено, что еще в первый свой приезд, в 1908-1909-м) Молодцов познакомился со своими знаменитыми земляками К.Ф.Жаковым и П.А.Сорокиным (Георгия Лыткина он в живых уже не застал), и те, в особенности Жаков, оказали воздействие на появление у него интереса к науке. В январе 1914 года В.А.Молодцова призвали на военную службу, но служить рядовым довелось всего три месяца - обнаружился порок сердца. В учительском институте Молодцов получил специальность учителя высшего начального училища и в таковом качестве приехал на верхнюю Лузу, в село Ношуль.
   Преподавание на коми языке в школах, где абсолютное большинство учеников составляли коми, плохо знавшие русский язык, считалось ненужным - или, по крайней мере, невозможным из-за отсутствия необходимой учебной литературы на коми языке. Вопросы коми языкознания оставались тогда весьма слабо разработанными, не существовало даже алфавита для коми языка; при письме пользовались русским алфавитом, его же использовали и при печатании коми текстов в книгах. Видимо, именно в Ношуле Василий Александрович в полной мере оценил существовавшую проблему и, наряду с преподавательской работой, занялся исследованием коми языка.
   Особое внимание он уделял составлению коми алфавита. Во всяком случае, В.И.Лыткин позднее писал, что В.А.Молодцов «за несколько лет до революции (1917 года -Авт.) составил зырянский шрифт по последнему слову науки, советуясь со знатоками филологии и каллиграфии (Петроград), изучая язык народа коми, тогда никому не нужный». С кем именно из петроградских ученых консультировался Молодцов, не известно - быть может, с К.Ф.Жаковым или с ведущими российскими лингвистами, с которыми он мог познакомиться опять-таки с помощью Жакова. Вероятно, с местными краеведами, объединившимися вокруг отделения ЛОИР и музея, Василий Александрович по каким-то причинам особо не контактировал. Осенью 1915 года Молодцова призвали в армию. Несколько месяцев он прослужил рядовым, предложение отправиться в поенное училище отклонил, а в начале 1916-го его снова демобилизовали Из-за порока сердца, и Василий Александрович вернулся в Ношуль.

0

2

Алфавиту - быть.
   После Февральской революции положение в народном образовании стало меняться к лучшему. Начала создаваться новая система обучения школьников. В.А.Молодцов принял в этом активное участие. Он уехал в Яренск, устроился инструктором в Яренский уездный отдел народного образования. На учительских курсах в Яренске остро обсуждались проблемы школьного образования, задачи, стоящие перед учителями. В.А.Молодцов отстаивал необходимость коренной реформы народного образования, создания национальной коми школы. Далеко не все поддерживали его. Некоторые считали, что коми язык следует оставить лишь средством общения для темного сельского населения, а языком культурных людей должен быть только русский. Молодцову приходилось спорить с ними, отстаивать свою точку зрения. Его доводы оказались убедительными. В Яренске В.А.Молодцов приобрел большой авторитет как человек, знающий нужды коми школы и представляющий, что нужно делать для ее переустройства. В мае-июне 1918 года он представил разработанный им алфавит участникам Усть-Сысольского совещания учителей.
   15 июня 1918 года Василий Александрович выступил на Яренском уездном съезде крестьянских депутатов (в то время - главном органе власти в уезде). Местная газета «Известия Яренского уездного Совета крестьянских депутатов» 20 июня писала: «Молодцов природный зырянин, а потому его доклад был проникнут особым чувством любви к своему народу и языку. Он указал на... причины, в области первоначального воспитания, которые в целом задерживают духовный рост зырянского дитяти. Как невозможно воспитать здорового ребенка без матери, ...так невозможно воспитать гражданина и человека, обучая на чужом для него русском языке. Чтоб гармонически развить все душевные силы ребенка, как в области искусства, мысли, любви к своему языку и народу, чтоб не было печальной картины вымирания нации по проведенным им статистическим данным вымирания, на почве неумелой борьбы за существование, причиной которой, если посмотреть глубже, будет виновником - удаление из школы и общественной жизни зырянского языка. Молодцовым составлен новый зырянский букварь, и с этой осени обучение будет на родном языке». Уездный съезд единогласно поддержал Молодцова и принял решение об обучении коми детей на коми языке. Секции по народному образованию было поручено составить смету для издания необходимых учебных пособий. Молодцов был избран членом коллегии яренского уездного отдела народного образования,
   В конце июня В.А.Молодцов принял участие в организации культурно-просветительского общества «Коми котыр» («Союз содействия материальному и духовному развитию Зырянского края»), созданного на уездных учительских курсах 22 июня 1918 года. Возглавил общество А.С.Сидоров. По словам В.И.Лыткина, также состоявшего в «Коми котыр», общество ставило перед собой такие цели: «...введение народного языка в школы, развитие коми культуры, объединение зырян в особую административную единицу». «Коми котыр» планировал проведение научно-исследовательских работ и, в частности, экспедиций для изучения природных богатств Коми края, создание библиотек, музеев, выставок, чтение лекций, организацию спектаклей и народных праздников, пропаганду знаний через печать. Просветительскую работу члены общества предполагали вести на коми и русском языках. В условиях начинавшейся гражданской войны общество не смогло просуществовать долго и развернуть работу. Конечно, «Коми котыр» не был чисто краеведческой организацией, но в его уставе четко говорилось и о необходимости заниматься «изучением местного зырянского края». Нельзя не заметить и близости предполагавшихся направлений деятельности «Коми котыр» и возникшего четыре года спустя Общества изучения Коми края, речь о котором еще впереди.
   Как член коллегии УОНО, В.А.Молодцов иногда присутствовал на заседании уездного исполкома. Так, 5 августа его избрали в комиссию по просмотру должностей и штатов в учреждениях уезда. Приходилось Василию Александровичу и исполнять обязанности заведующего УОНО. Но основное внимание он уделял разработке алфавита и коми грамматики. Молодцов представил их для рассмотрения в мае-июне 1918 года участникам Усть-Сысольского совещания учителей. В августе того же года на совещании учителей Яренского и Усть-Сысольского уездов в Усть-Выми этот алфавит был принят.
   Алфавит В.А.Молодцова включал 33 буквы, ровно столько, сколько фонем в коми языке. Позже были введены еще три буквы (х, ф, ц), которые оказались необходимыми для правильной передачи русских заимствований. Большинство букв (21) были взяты из русского алфавита, три буквы переняты из латинского, одна (ö) оставлена из предыдущих вариантов коми алфавитов, остальные были придуманы самим Молодцовым и сильно отличались по начертанию от русских. Алфавит имел ряд достоинств и был приспособлен к коми языку. В нем каждая буква означала только одну фонему, даже мягкие согласные, в отличие от правил русской грамматики, обозначались специальными буквами, однако сочетания «й» с гласными не имели отдельных букв. Довольно стройная система графики В.А.Молодцова достаточно точно передавала фонетический строй коми языка, и в этом, как отмечали специалисты, было ее несомненное достоинство. Однако с самого начала его введения появились оппоненты. В течение всего периода функционирования алфавита шли бурные дискуссии: одни горячо поддерживали его, другие выступали против.
   2 сентября 1918-го Молодцов получил месячный отпуск. В середине сентября 1918 года в Яренске произошел большевистский переворот. Новые руководители уезда запрашивали служащих отделов уездного Совета об их политических взглядах. Молодцов на вопрос о «партийных убеждениях» ответил: «Сочувствующий идеям коммунизма», на вопрос о том, готов ли «активно поддерживать» Советскую власть - «По мере сил».

0

3

Бремя лидера.
   Осенью 1918 г. В.А.Молодцов переехал в Усть-Сысольск, ставший центром культурно-просветительской работы в Коми крае. В 1918-1919 учебном году он преподавал в учительской семинарии, где организовал литературный кружок «Коми гижысь чукöр», выросший вскоре в литературное объединение при уездном отделе народного образования (в этом объединении стал сотрудничать и уже известный нам А.А.Чеусов). В том же 1918 году он вступил в Российскую коммунистическую партию (большевиков).
   На страницах газеты «Известия Яренского уездного Совета...» в ноябре 1918 г. Молодцов отметил, что «ни одна значительная общественная служба... немыслима без знания зырянского языка». В ноябре 1918 года Усть-Сысольский отдел народного образования принял решение о введении преподавания коми языка в школах. Нужны были учебники, методика. По инициативе В.А.Молодцова в том же месяце возникла «Комиссия по созданию коми литературы для школ и народа» - первая организация, которая была призвана непосредственно заниматься созданием коми литературного языка и письменности, переводами на коми язык произведений русских и зарубежных писателей, собиранием коми фольклора, созданием художественных произведений на коми языке, составлением учебников и хрестоматий для коми школ. 28 ноября 1918 года Усть-Сысольский уездный исполком утвердил устав этой комиссии.
   В комиссии В.А.Молодцов работал вместе с В.А.Савиным, своей сестрой Антониной, Д.Я.Поповым, А.А.Цембером (он был секретарем комиссии и автором ее «Воззвания»), И.Т.Чисталевым, В.А.Савиным... Там же он, вероятно, встретился и познакомился со своим земляком по Тентюково В.И.Лыткиным. Знакомство это оказало огромное влияние на жизнь из обоих. «Каждый вечер члены комиссии собирались, читали свои и чужие произведения, критиковали. Полгода работали вообще бесплатно, и никто не думал о деньгах. Комиссия собрала вокруг себя защитников коми слова...» - писал В.И.Лыткин в газете «Югыд туй» в 1928 году.
   Вскоре В.А.Молодцов написал первый букварь для коми школ «Лыддьысьны велöдан», который после обсуждения на заседании Коми комиссии был переписан от руки в нескольких экземплярах (напечатать его пока не было возможности) и в рукописном виде разослан по школам. Позднее, после открытия Коми издательства, букварь был издан и стал первой книгой на коми языке, отпечатанной молодцовским шрифтом. Большим событием в культурной жизни Коми края стали коми номера газеты «Зырянская жизнь» (они чередовались с русскоязычными выпусками). Коми текст печатался молодцовским шрифтом.
   Характер у В.А.Молодцова был сложный. Свое мнение он отстаивал с большой горячностью, критику в свой адрес не принимал, считая ее попыткой помешать его работе, направленной на благо коми народа, покушением на свой авторитет. Позднее Василий Александрович писал: «С появлением первых же моих работ... последовала вместо объективной критики настоящая травля, ...которая шла через газеты, журналы, на общественных выступлениях». Безусловно, Молодцов являлся в первые послереволюционные годы ведущим специалистом по коми языку, принадлежал к числу наиболее активных работников культуры, можно сказать, был лидером коми гуманитариев. Но некоторые личные качества Василия Александровича, видимо, приводили к острым конфликтам c коллегами и руководством. В 1919 году Молодцов в знак протеста против «нападок» Усть-Сысольского советского и коммунистического руководства «за национальную работу» вышел из РКП(б) и уехал из Коми края. О своих разногласиях с местными властями он сообщил в Наркомат по делам национальностей РСФСР и, как говорил позднее, был «поддержан личной телеграммой» наркома И.В.Сталина.
   Суть конфликта нам, к сожалению, не известна; возможно, дело было связано с кампанией против молодцовского алфавита, которую начал в тот год А.А.Цембер, весьма критично расценивавший детище Василия Александровича. Цембер в 1919 году занимал важную должность всезырянского инструктора в отделе просвещения национальных меньшинств Наркомнаца РСФСР (правда, всего около полугода), потом (с октября 1919-го) учительствовал в Ыбской волости. Молодцовский алфавит он не принимал решительно и даже организовал в Ыбе в марте 1920 года (уже после отъезда Молодцова) учительский съезд, на котором убедил участников принять резолюцию «Долой молодцовский шрифт!». Вполне возможно, что Андрея Андреевича (по-прежнему считавшегося весьма авторитетным специалистом в области коми языка, тем более что он как раз в 1919 году подготовил к изданию свои «русско-зырянский» и «зырянско-русский» словари) поддержали некоторые усть-сысольские руководители.
   Как бы то ни было, в течение 1919-1920-го учебного года В.А.Молодцов преподавал в школе 2-й ступени в с. Прилуки около Вологды, затем нернулся в Усть-Сысольск. 6 июля 1920 года объединенное заседание уездных комитетов РКП(б) и РКСМ, уездного исполкома, бюро профсоюзов признало необходимым созвать Всезырянский съезд коммунистов для решения вопроса о «культурно-политико-экономическом объединении всего народа коми». Для подготовительных работ по созыву съезда решено было создать бюро, в которое от Усть-Сысольского уезда вошли три человека, среди них В.А.Молодцов. В августе 1920 года В.А.Молодцрв и его коллеги по бюро разработали цели и предполагаемую программу съезда, отметив: «По отношению зырян необходимо принять какие-то решительные меры, ...которые заставили бы жить и в культурном и в экономическом отношении, чтобы зырянская народность воспрянула от векового сна... Такой мерой является объединение зырян в одно целое. Прежде всего в культурном, а затем и в экономическом отношении». Губернские власти сочли возможным поначалу только проведение съезда, ограничившегося бы вопросами культурного развития коми.
   В сентябре 1920 года состоялся Северо-Двинский губернский съезд по просвещению зырян, ставший важным этапом на пути к образованию Коми автономии. Молодцов был избран на этом съезде заведующим усть-сысольским подотделом просвещения национальных меньшинств и работал в этой должности до 1921 года. Одной из первых его забот стала организация в Усть-Сысольске Коми издательства. Молодцов приложил немало сил для того, чтобы издательство открылось в том же 1920 году, благодаря этому появились довольно широкие возможности для издания книг на коми языке. Тогда же было принято решение об открытии в Усть-Сысольске Института народного образования (ИНО). Подготовительной работой занялась специальная авторитетная комиссия, в которую вошел и В.А.Молодцов. Возглавил комиссию А.С.Сидоров, вместе с Молодцовым создававший в своей время «Коми котыр»; входил в комиссию и А.А.Чеусов. Василий Александрович непосредственно участвовал в разработке структуры института, программы обучения и т.п. ИНО открылся в 1921 году.
   В 1921-м В.А.Молодцов стал заведующим издательским отделом и членом коллегии усть-сысольского уездного отдела народного образования. Значителен его вклад в разработку и издание учебных программ и пособий для коми школ. Так, на основе собранных во время педагогической деятельности материалов Василий Александрович подготовил вышедший в 1921 году первый учебник коми языка для школ «Коми грамматика туй писькöдысь», составленный в форме вопросов учителя и ответов ученика. Не даром В.И.Лыткин позднее писал, что в 1918-1922 годах Молодцову пришлось больше всех трудиться над развитием образования и культуры в Коми крае: «Благодаря его стараниям у нас есть теперь: 1)коми алфавит, 2) коми литературный язык, 3) правописание коми языка, 4) советская коми школа, 5) объединение единомыслящих писателей».

0

4

Кто друг коми народа?
   В 1921-1923 годах В.А.Молодцов преподавал в Институте народного образования коми язык, являлся одним из руководителей ИНО (занимал, в частности, должность проректора по административно-хозяйственной части). Работа не всегда шла гладко: новизна осуществлявшихся преобразований, отсутствие проторенных дорог в культурном строительстве неизбежно вызывали споры между исследователями, порой весьма острые. О дискуссиях в ИНО - в частности, между В.А.Молодцовым и работавшим там же А. А.Чеусовым (он был членом правления, ответственным секретарем, заведующим учебной частью и деканом рабфака) - упоминает в своих воспоминаниях супруга последнего.
   Споры шли и на страницах печати. В начале 1921 года А.А.Цембер (ставший к этому времени инструктором подотдела охраны памятников старины и искусства уездного отдела народного образования) опубликовал в газете «Удж» статью, в которой весьма резко отозвался о молодцовском шрифте, утверждал, что он непригоден, а самого Молодцова назвал «злым врагом народа коми», который, дескать, считает себя «зырянским апостолом» и силой навязывает свой алфавит, «пользуясь безразличием и невежеством» руководителей усть-сысольского исполкома и «тем, что сестра Молодцова была секретарем исполкома».
   Быть может, Андреем Андреевичем двигала не только искренняя убежденность в неудачности молодцовского алфавита, но и обида за то, что его, Цембера, которого в довоенный период иностранные ученые называли «единственным работником зырянского края в области этнографии и краеведения», теперь, в период, когда можно и нужно было реализовывать на практике многие научные идеи, отодвинули на второй план, отдав приоритет В.А.Молодцову, про научную деятельность которого до 1917 года никто в Коми крае и слыхом не слыхивал.
   Однако стоит заметить, что критику в адрес некоторых работ В.А.Мо-лоддова не раз высказывал, например, и В.А.Савин. На страницах той же газеты «Удж» (26 января 1921) он опубликовал открытое письмо В.А.Молодцову, в котором, в частности, предлагал не торопиться с изданием подготовленного Молодцовым букваря (о котором мы уже говорили), а сначала как следует обсудить его достоинства и недостатки. Савин призывал Молодцова терпимее относиться к критике и участвовать в дискуссиях, излагая свои аргументы, а не писать докладные в органы власти с требованием «принять меры» к оппонентам. Заметим, что тон публикации Савина вполне корректный и заметно отличается этим от статьи Цембера.
   Ответ Цемберу дал В.И.Лыткин в статье «"Друг" народа коми». Он высоко оценил заслуги В.А.Молоддова: «...т. Молодцов, почти все время состоя преподавателем зырянского языка, организовал издательский Отдел, составил и издал коми букварь, издается под его руководством 2-я книга для школы, сборник зырянских стихов, готова к печати 3-я книга; изучив детально зырянский язык, написал грамматику языка... Многим обязаны Молодцову в открытии коми института». Касательно самого Цембера Лыткин иронично употребил слово «друг» (народа коми) в кавычках, подчеркнув тем самым, что резкие нападки Андрея Андреевича на алфавит Молодцова, постепенно внедрявшийся в практику (он изучался и школах, на нем издавались книги и газеты), не идут на пользу развитию коми культуры.
   Возможно, именно из-за натянутых отношений с А.А.Цембером В.А.Молодцов не принимал активного участия в создании Общества изучения Коми края в начале двадцатых годов. Но известно, что на заседании Общества изучения Коми края в ноябре 1923 года было предложено, чтобы лингвистическая секция общества работала в таком составе: «Молодцов, Грен, Сидоров». Поскольку фамилия Молодцова указана первой, то ему, видимо, предполагалось поручить руководство.
   Однако интенсивная работа, вызывающие большое напряжение сил дискуссии, да и неважные условия жизни того времени сказались на здоровье В.А.Молодцова. Он заболел туберкулезом, в 1923-м вынужден был уйти из Института народного образования и уехать на лечение в Сочи. Вернувшись в Усть-Сысольск, Василий Александрович по состоянию здоровья никуда на работу не устраивался. Сотрудничал ли он в Обществе изучения Коми края, не известно - возможно, что и нет. И не только из-за отношений с А.А.Цембером (который, заметим в скобках, в руководстве обществом заметной роли не играл), сколько, возможно, вследствие некоторых трений с А.Н.Греном и А.С.Сидоровым. Последний в 1924-м высказал некоторые замечания относительно «Коми грамматики» В.А.Молодцова («Коми му», 1924, № 1-2). Василий Александрович ответил на эту рецензию аж двумя публикациями (случай довольно редкий) в «Коми му»: «К рецензии А.С.Сидорова «Коми грамматика» В.Молодцова» (1924, № 7-10) и «В дополнение к рецензии А.С.Сидорова на «Коми грамматику» В.Молодцова» (1925, № 6-7). А.Н.Грен 4 января 1925 года на страницах газеты «Югыд туй» писал о некоторых недостатках молодцовского алфавита, что, надо полагать, также было воспринято Молодцовым без восторга.
   В январе 1925-го при областном отделе народного образования было организованно методическое бюро «для разработки программно-методических вопросов, учета педагогического опыта мест, руководства по организации повышения квалификации работников просвещения». В его состав наряду с А.С.Сидоровым и другими вошел как «педагог-специалист» и Молодцов. В 1924-1926 годах Молодцов опубликовал несколько новых научных работ по вопросам грамматики и орфографии. В частности, в 1926 году он сформулировал два основных принципа коми орфографии, которые действуют и сегодня. Лингвист Г.А.Некрасова отмечает, что актуальными остаются и некоторые другие принципы правописания, предложенные Молодцовым еще в середине двадцатых годов. Примерно тогда же на страницах журнала «Коми му» опубликовал свои достаточно серьезные работы по этнографии и археологии А.С.Сидоров, о котором мы еще расскажем подробнее.
   Пожалуй, с этого времени, с середины двадцатых, можно вполне определенно говорить о том, что в Коми ведутся действительно научные гуманитарные исследования силами местных специалистов. К сожалению, вскоре некоторые из них уехали из Коми.

0

5

«Подлинный исследователь».
   В марте 1926 года была организована Коми ассоциация пролетарских писателей. В апреле в ее ряды приняли В.А.Молодцова. Сам он в это время находился в Москве - в марте уехал на научную стажировку. На родину он больше на длительный срок по своей воле уже не возвращался (за исключением четырехмесячного пребывания здесь в 1931-м) и занимался научной работой в Москве, Ленинграде, Вологде, Саратове, Нарьян-Маре. Василий Александрович был зачислен научным сотрудником в секцию языка Научно-исследовательского института народов Востока, там познакомился с исследованиями по общему языкознанию, по финно-угорским языкам. Немалое влияние на Молодцова оказало «новое учение о языке» академика Н.Я.Марра (яфетидология). Установил он контакты и с ленинградскими учеными, был избран действительным членом Ленинградского общества исследователей культуры финно-угорских народностей, в котором состояли такие видные ученые как Д.К.Зеленин и Д.В.Бубрих.
   Во время стажировки В.А.Молодцов занимался коми и удмуртским языками, побывал с экспедициями в Удмуртии, где изучал местные говоры, написал работу «Таблица фонем вотяцкого языка по отдельным говорениям» (вотяками называли удмуртов), получившую высокие оценки специалистов. Д.В.Бубрих отметил, что «значение работы выходит далеко за пределы рамок вотского языка», «чрезвычайно ярко отражает сложившееся в СССР понимание природы языка». Профессор НИИ народов Востока Н.Ф.Яковлев, руководивший стажировкой Молодцова, писал, что автор «обнаруживает тонкую наблюдательность», «из него выйдет подлинный исследователь-лингвист, вполне владеющий социологическими методами лингвистического исследования». В.А.Молодцов и позднее занимался удмуртским языком. Удмуртские ученые ценили его познания. Удмуртский НИИ выдвинул Василия Александровича своим внештатным сотрудником.
   В 1929-м В.А.Молодцов издал в Москве первую часть обобщающей работы «Фонетика зырянского диалекта языка коми» (Молодцов считал, что коми-зырянский и коми-пермяцкий - не отдельные языки, а два диалекта одного языка; у этой точки зрения есть свои сторонники и сегодня), книгу «К грамматической классификации слов зырянского языка» (пособие для преподавателей школ), выступил на Коми лингвистической конференции в Усть-Сысольске с докладом о правописании. В Усть-Сысольске многие выдвинутые им положения подверглись критике.
   Многие остро критиковали в это время и молодцовский алфавит - как «узконационалистический», будто бы препятствовавший в силу своего своеобразия сближению национальностей, живших в СССР. Полагали, что замена молодцовского шрифта на составленный на латинской основе алфавит облегчит культурные контакты между народами (на латинизированный алфавит предлагали переводить письменность едва ли не всех народов страны, включая даже русский). Сторонником латинизации алфавита являлся и В.И.Лыткин. На этой почве у него сложились весьма неприязненные отношения с В.А.Молодцовым, отстаивавшим преимущества своего детища (хотя заметим, что постепенно под воздействием идей Н.Я.Марра, считавшего необходимым создание единого унифицированного алфавита для всех языков и народов, он и сам стал обдумать возможность перевода коми алфавита на латиницу). Видимо, Молодцов, по обыкновению, чрезвычайно болезненно воспринял критику (к тому же далеко не во всем справедливую) и, возможно, в свою очередь, сделал какие-то резкие выпады (устные или письменные) в адрес оппонентов.
   В том же 1929 году В.А.Молодцов по рекомендации своего руководителя Н.Ф.Яковлева решил поступать в аспирантуру Академии наук СССР. (Диссертацию «Возникновение и развитие социальных терминов» он начал писать в 1928 или 1929 годах). В.И.Лыткин, учившийся в аспирантуре НИИ народов Востока, к которому, возможно, обратились за дополнительными сведениями, дал Василию Александровичу, мягко говоря, не слишком лестную характеристику. В аспирантуру Молодцова не приняли... Он уехал в Ленинград, некоторое время в 19 29 году исполнял обязанности старшего ассистента в пединституте. Собирался поступить на работу в аппарат Всесоюзного центрального комитета нового алфавита (занимавшегося проблемами создания единого унифицированного алфавита), но что-то не сложилось (сам Молодцов винил во всем В.И.Лыткина - тот, мол, неправильно охарактеризовал его отношение к «новому алфавиту» и его сторонникам).

0

6

Саратов и Вологда: Борьба за марризм.
   В.А.Молодцов уехал в Саратов, где с января до апреля или мая 1930 года исполнял обязанности доцента Мордовского отделения университета, читал лекции по методологии языкознания. Но и там его отношения с коллегами не сложились. Судя по словам Молодцова, местные языковеды не принимали учения Н.Я.Марра, на позициях которого стоял Василий Александрович. Сыграл свою роль, вероятно, и непростой характер В.А.Молодцова. Но, думается, был и еще один фактор: Василий Александрович, бесспорно, обладал немалым талантом ученого и осознавал это, ожидал соответствующего к себе отношения. А иные его коллеги, быть может, просто завидовали способностям Молодцова, не хотели поддерживать его. Во всяком случае, один из знавших Василия Александровича коллег, В.Удоратин, писал в 1932 году, что «создание невозможных условий для работы Молодцова по его специальности является результатом тенденциозных, мелочных побуждений профессиональной конкуренции».
   Нормальную преподавательскую работу никак не удавалось наладить заработок был крайне низок (с января по апрель 1930-го - 70 рублей в месяц), и Молодцов покинул Саратов. В течение нескольких месяцев он не мог устроиться на работу. В октябре 1930 года его пригласили в Вологду, и в ноябре он начал работать в Северном краевом пединституте заведовал коми отделением, на котором учились коми студенты, являлся доцентом по курсу яфетидологии, но в 1931 году, по окончании учебного года, ушел с работы, «не выдержав один борьбы за материалистическое языкознание в условиях страстных нападок на яфетидологию со сторонь формальной языковедческой школы и блокировавшихся с ними реакционных профессоров по другим дисциплинам». (Характерные для того времени упреки своих оппонентов в «реакционности», «контрреволюционности», «национализме», увы, прочно вошли в лексикон Василия Александровича). Одним из «реакционеров» оказался профессор Пипуныров, сподвижник Питирима Сорокина, против которого, писал Молодцов, «мне пришлось выступить» и «сообщить членам бюро партъячейки о его контрреволюционной идеологии в прошлом (сорокинец и пр., годичное пребывание под надзором ГПУ)».
   Вмарте 1931 года В.А.Молодцов выступил в Архангельске на краевой конференции по национальным проблемам и высказался «за марровский действительно по своей идее унифицированный латинский алфавит» для коми языка (постепенный переход на латинизированный коми алфавит начался в 1930-м, действовал он до 1935-го).
   Из Вологды Молодцов приехал в Сыктывкар, четыре месяца работал внештатным преподавателем педтехникума, на занятиях критиковал «формальные и националистические установки в преподавании языка коми», а также «националистические» и «нерациональные с социально-политической точки зрения установки» проекта латинизации алфавита, что шло явно вразрез с «генеральной линией». Занимался он также переводами на коми трудов В.И.Ленина. Коми обком ВКП(б) собирался включить его в руководящую группу по организации коми пединститута, однако тут же возник конфликт: Василий Александрович потребовал, чтобы В.И.Лыткина ни в коем случае не назначали заведующим кафедрой языка и литературы. В ответ Лыткин и Пипуыныров, приглашенные для работы в пединститут, по словам Молодцова, решительно заявили, что с последним работать вместе не будут. В конечном итоге В.А.Молодцов уехал из Сыктывкара.
В 1932-м он какое-то время работал в издательстве ЦК ВКП(б) (во всяком случае, в июле он точно являлся его сотрудником). В феврале 1932 года в Сыктывкаре состоялась конференция по вопросам нового алфавита.
   В принятом на ней по докладу В.И.Лыткина постановлении работы И.А.Молодцова характеризовались как «субъективно-идеалистические» и «национал-шовинистические». Хотя сам Молодцов позднее признавал, что не считает разработанные им принципы коми правописания «на сто процентов правильными», оснований для навешивания столь грозных ярлыков, конечно, не было. Василий Александрович хотел выступить на конференции, но, по его словам, Коми обком ВКП(б) не допустил его участия в этом научном форуме. Молодцов писал, что к этому времени критика в его адрес превратилась «на почве систематического обрабатывания молодежи в настоящую массовую травлю с искусственным, демагогическим ее подведением под идеологическую критику».
   В начале 1930-х В.А.Молодцов написал несколько научных работ. В их числе была вторая часть его обобщающего труда «Фонетика зырянского языка». Молодцов хотел получить рецензию на нее от академика Н.Я.Марра, но рукопись отправили В.И.Лыткину. Василий Ильич высказал ряд критических замечаний, с которыми Молодцов категорически не согласился. Создается впечатление, что два этих видных коми лингвиста в начале тридцатых уже не могли относиться друг к другу как коллега к коллеге; научной дискуссии между ним не получалось. Василий Александрович даже жаловался, что на его «Фонетику» из-за замечаний Василий Ильича было поставлено «вето, и она фактически оказалась конфискованной (моя сестра не могла добиться разрешения снять с нее копии)». Отметим, что позднее, в 1933 году (когда Молодцов добился передачи рукописи на рецензирование другим ученым), профессор Л.Жирков также сделал ему некоторые замечания, хотя и отметил, что эта «работа в целом в развитии советской лингвистики является ценной и актуально-интересной». Но к замечаниям Жиркова Молодцов отнесся, видимо, куда спокойней.
   Сотрудник Института языка и мышления П.Кузнецов в январе 1933-го отметил, что работу Молодцова «О существительных и прилагательных в языках коми и удмурт» «следует признать серьезной и оригинальной научной работой, представляющей из себя известный вклад в угрофиннологию». Тогда же Молодцов в основном закончил диссертацию. В 1933 году академик И.И.Мещанинов так отозвался о ней: «Работа представляет безусловный интерес по привлеченному и разобранному материалу, но все же имеет ряд недостатков».

0

7

Последние годы.
   В 1933-1936 годах В.А.Молодцов работал в Нарьян-Маре, в Ненецкой окружной совпартшколе. Жилось ему и его семье (жене и дочерям) трудно условий для творческой работы не было, денег постоянно не хватало. Некоторым подспорьем служили гонорары за научные публикации Василия Александровича, но и с ними дела обстояли не очень удачно. Ученый жаловался, что Коми издательство сильно затянуло окончательный расчет за рукопись, и семья оказалась чуть ли не на грани голодной смерти. По словам Молодцова, только после представления в ГПУ «завещания моей умиравшей... с голоду жены с поручением мне убить после ее смерти двух голодающих детей» было обещано принять срочный меры. Однако, констатировал Василий Александрович 6 сентября 1933 года, «материальное положение моего семейства и теперь не лучше того, которое побудило мою жену написать упомянутое завещание». К счастью, до голодной смерти дело не дошло.
   Молодцов стал изучать ненецкий язык и в 1934-м представил в окру: ной отдел народного образования свое новое исследование «Система фонем ненецкого языка в увязке с проблемой унифицированного алфавита». Академик И.И.Мещанинов в отзыве на этот труд писал, что «тов. Молодцов... принадлежит к числу, весьма немногочисленному, несомненных пециалистов по сложным вопросам фонетики... Настоящая работа... могла бы быть напечатана и явилась бы полезным трудом». 26 сентября 1935 года Молодцов доложил о своих исследованиях по фонетике ненецкого языка и социальным терминам руководству Северного краевого отдела народного образования, и решено было оба исследования напечатать «в ближайший срок». Однако это намерение не осуществилось.
   Тем временем в Коми области шло обличение «национал-шовинистов», особенно развернувшееся в 1934-1935 годах. В газете «За новый Север» 27 апреля 1935 года упоминалось о «явно контрреволюционных кулацких буржуазных националистах вроде Мартюшевых, Батиевых, Молодцовых и Сидоровых». После ответного письма сестры ученого А.А.Молодцовой редакция газеты признала, что «допустила ошибку поставив "Молодцовых" и "Сидоровых" рядом с явными контрреволюционными националистами». Но вскоре в той же газете было объявлено, что В.А.Молодцов «далеко не сразу» понял «великие пролетарские идеи Октябрьской революции», что «его борьба за коми язык и культуру велась вплоть до последнего времени с позиций национал-шовинизма и доходила до контрреволюционных высказываний. Молодцов... в поисках особенности в языке коми, дошел до геркулесовых столбов формализма».
   Подобные обвинения были чреваты для Молодцова самыми скверными последствиями. Правда, гроза как будто прошла стороной. В 1936 году «выяснилось», что латинизированный алфавит для коми языка — "выдумдумка» «национал-шовинистов» типа В.И.Лыткина и других ученых, и решено было вновь вернуться к заклейменному ранее «националистическим» молодцовскому алфавиту, который и употреблялся до 1939 года.
   С 1 октября 1936 года Молодцов стал преподавателем кафедры коми языка на курсах редакторов-переводчиков произведений классиков марксизма-ленинизма при ЦК ВКП(б), сотрудничал во Всесоюзном ЦК Нового алфавита, с 1 апреля 1937-го по совместительству работал по договору в Ленинградском отделении Центрального института языка и письменности народов СССР. По заключенному с Коми научно-исследовательским институтом договору Молодцов передал этому учреждению свои работы «О существительном и прилагательном в языке коми и удмурт» и «О композита коми языка».
   С конца 1937 года В.А.Молодцов работал в Вологодском пединституте. Он направил на отзыв видным ученым Я.В.Щербе и Д.В.Бубриху свои новые исследования по коми языку, планировал защищать кандидатскую диссертацию «Возникновение и развитие социальных террминов» в Ленинградском отделении Центрального института языка и письменности народов СССР, передал туда текст диссертации. 2 июня 1938-го академик И.И.Мещанинов, директор Института языка и мышления имени Н.Я.Марра, направил диссертацию Молодцова автору с заключением: «Работа может быть представлена к защите... лишь по исправлению ее согласно указаний рецензентов»; рецензенты, старшие научные сотрудники того же института, помимо ряда замечаний, подчеркнули, что И А.Молодцов стоял на не вполне марристских позициях - а «новое учение о языке» Мара стало тогда «единственно верным»...
   Переработать диссертацию В.А.Молодцов не успел. Еще недавно он сгоряча называл «контрреволюционером» и «фашистом» В.И.Лыткина, а в 1938 году его самого арестовали по обвинению в причастности к мифической «контрреволюционной организации», будто бы занимавшейся «вредительством» в деле культурного строительства и осудили на три года заключения в лагерях. Так ученый в последний раз вернулся на родину - его отправили в Верхний Чов, в нескольких верстах от родного села Тентюково... Там Василий Александрович, который «вредительски» отстаивал свой алфавит и высказывался против латинизированного, встретился с заключенным И.Г.Коюшевым, бывшим председателем Коми облисполкома, получившим свой срок, помимо всего прочего, и за то, что он, наоборот - но опять же «вредительски» - осуществил замену этого самого молодцовского алфавита латинизированным...
   В лагере ученый занимался изготовлением дощечек для ящиков. Вместе с ним этим же делом занимался крупнейший коми писатель В.Т.Чисталев. Слабое здоровье Молодцова не выдержало лагерной жизни. 31 августа 1940 года он скончался в верхнечовском лагере. В 1957 году Верховный суд РСФСР реабилитировал его за отсутствием состава преступления...

0


Вы здесь » Бадьёльйывсаяс - Бадьёльские » История Республики Коми » «Подлинный исследователь-лингвист»


Создать форум