Бадьёльйывсаяс - Бадьёльские

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Бадьёльйывсаяс - Бадьёльские » История Республики Коми » От Геродота до Георгия Лыткина


От Геродота до Георгия Лыткина

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

И.Л.Жеребцов, Е.Н.Рожкин

От Геродота до Георгия Лыткина

Преданья старины глубокой.

   Кто был первым исследователем истории и культуры коми народа? Когда начались такие исследования? На эти вопросы нет однозначных ответов. Уже в глубокой древности появились первые сведения о живших на Севере Европы народах. Например, древнегреческий ученый Геродот в V веке до нашей эры написал труд «История», где, в частности, привел сведения об охотничьих племенах, живших на далеком Севере (может быть, имелись в виду предки современных финно-угорских народов), а готский историк Иордан в VI веке нашей эры в книге «О происхождении и деяниях гетов» упомянул о живших на Севере финских племенах. Но к изучению истории и культуры коми, разумеется, все эти «преданья старины глубокой» (весьма отрывочные и порой весьма далекие от истины) отношения не имеют, поскольку коми народ появился существенно позже.
   Вряд ли могут претендовать на первенство и путешественники IX и X столетий - такие как скандинав Отар, совершивший в IX веке морское путешествие в землю Биармию и рассказавший по возвращении о виденных там жителях-биармийцах, живших на берегах большой реки (не исключено, что он имел в виду Европейский Северо-Восток, хотя есть на сей счет и другие суждения), или секретарь Багдадского халифа Ахмед Ибн-Фадлан, который в 921-922 годах побывал на Волге (в Волжской Булгарии) и привез оттуда на Ближний Восток рассказ о богатой соболями и черно-бурыми лисицами стране Вису (по мнению некоторых ученых, речь в этом рассказе идет о Северном Приуралье, и, в частности, возможно, о территории современной Республики Коми). Ведь даже если Отар и Ибн-Фадлан действительно поведали правителям Западной Европы и Передней Азии об обитателях Европейского Северо-Востока, они слегка «поспешили»: по данным археологов, народ коми сформировался лишь в XI столетии, уже после их путешествий.
   На землях древних коми уже в XI веке побывали славяне - новгородцы. Появлялись они здесь и в XII, и в ХШ столетиях. Через них весьма скупые сведения о древних коми попали в русские летописи и, в частности, в знаменитую «Повесть временных лет». Однако язык не поворачивается назвать «исследователями» новгородских полуразбойников-полуторговцев (как и их скандинавских «коллег», время от времени являвшихся в «Биармию»), которым, впрочем, до культуры, быта, да и языка местных жителей дела было мало. Их больше интересовали пути сообщения и природные богатства.

0

2

Стефан и Епифаний.

   Пожалуй, лишь в XIV веке появился человек, которого действительно можно было бы рассматривать как одного из первых исследователей коми языка - уроженец Устюга Стефан Пермский, в 1372 году в Ростове создавший древнекоми письменность. Стефановская азбука состояла из 24 букв: а, бур, гаи, дои, е, жои, зата, зита, и, коке, лей, мено, нено, во, пей, реи, сии, таи, цю, шюй, ы, е, ю, о; позднее, к концу XTV века, для учета особенностей фонетики древнепермского языка были добавлены еще две - «джои» (дж) и «черы» (тш); возможно, что еще позже, в XV и последующих столетиях, в азбуку могли добавляться новые буквы. В качестве образца Стефан использовал буквы греческого и славянского алфавита, а также древнекоми «пасы» - знаки, изображавшиеся на различных предметах. Создание Стефановской азбуки стало выдающимся событием в истории коми культуры. Однако заметим, что Стефан, собственно, научных целей не преследовал: письменность нужна была ему для того, чтобы перевести на коми язык богослужебные книги, сделать их понятными и доступными для древних коми, среди которых он намеревался проповедовать православие (что ему в полной мере и удалось). Более того: существует гипотеза, что Стефан лишь использовал для перевода и записи богослужебных книг уже функционировавший у древних коми алфавит, возможно, внеся в него некоторые изменения, либо, по крайней мере, взял за основу или использовал бытовавшую древнекоми письменность при создании своей азбуки.
   Даже если Стефан и пришел в Коми край, по словам писателя Л.Н.Смоленцева, «ученым богословом-философом» (но отнюдь не лингвистом), то затем он все силы отдавал религиозной, просветительской, даже административной и политической деятельности; ему было уже не до научных изысканий. Собственно, вполне вероятно, что Стефан и не считал нужным более заниматься ими: коми язык он в нужной мере знал, письменность, в значительной мере обеспечившую успех его миссионерской работы, уже создал, а языческая культура древних коми (дохристианские верования, обряды, обычаи и проч.) вряд ли его интересовала - разве что как объект беспощадной борьбы: «Разъярился владыка Стефан на кумирницы пермский поганые, истуканные, изваянные, издолбленные боги их в конец сокрушил, раскопал, огнем пожегл, топором посекл, сокрушил обухом, испепелил без остатку», - говорится в Вычегодско-Вымской летописи.
   Быть может, в большей мере право считаться первым исследователем коми истории и культуры может принадлежать современнику Стефана -ростовскому монаху Епифанию Премудрому, автору труда «Житие святого Стефана, епископа Пермского», который можно было бы назвать первой работой, посвященной Коми краю. В «Житии» содержится немало ценных сведений о расселении, религиозных верованиях древних коми второй половины XTV столетия. Но главное внимание уделено, конечно, самому Стефану; остальные данные являются, в сущности, лишь фоном, на котором развертываются деяния епископа Пермского. Заметим, что работа над «Житием» началась в 1390-х годах в Москве, куда Епифаний перебрался из Ростова, и завершена была там же к исходу XIV или в начале XV века; так что древних коми автор описывал, так сказать, «издалека». Епифаний, кстати, является также автором «Жития Сергия Радонежского» и послания архимандриту Спасо-Афанасьева монастыря в Твери Кириллу, в котором идет речь о художнике Феофане Греке. Возможно, Епифаний участвовал также в составлении «Слова о житии и преставлении Дмитрия Ивановича, царя Рускаго» и некоторых летописей.

0

3

О чем рассказывают летописи.

   Немаловажное значение имели северные летописи, повествовавшие о событиях, происходивших на Севере Руси. Один из наиболее важных исторических источников по средневековой истории региона, содержащий уникальные сведения - Вологодско-Пермская летопись, работа над которой началась около 1496 года. Историк М.Б.Рогачев пишет, что ее, возможно, составил сподвижник одного из крупнейших церковных деятелей XV в. епископа Филофея Пермского «владычный слуга» Леваш. Считают, что Леваш был образованным человеком и незаурядным писателем. Именно ему, кстати, епископ Филофей поручил составить свод сведений о Сибири, каковым стало «Сказание о человецех незнаемых в восточной стране» (конечно, то был свод легендарных сведений). Однако заметим, что во время составления Вологодско-Пермской летописи епископ Пермский (и, естественно, его помощники) пребывали уже большей частью не в Усть-Выми, а в Вологде (после присоединения к Пермской епархии в 1492 году вологодских церквей), так что даже если Вологодско-Пермскую летопись и впрямь составлял Леваш, то происходило это, надо думать, уже не в Коми крае, а в Вологде.
А вот чрезвычайно интересная Вычегодско-Вымская летопись создавалась в конце XVI - начале XVII веков уже в Коми крае. Ее начал вести в 1586 году смотритель Усть-Вымской Михаиле-Архангельской пустыни Мисаил. После его смерти летописание продолжил священник Усть-Вымской Благовещенской церкви Евтихий (по их именам летопись получила также название Мисаило-Евтихиевской). Составители летописи не только записывали события, современниками которых они были, но и использовали другие летописи и старинные исторические документы, поэтому этот труд охватывает период с конца ХП до начала XVII века. Это был, пожалуй, первый свод данных по истории Коми края - но, разумеется, летописцы лишь фиксировали события, а не изучали их, не пытались (за редкими исключениями) как-либо объяснить их причины и следствия.

0

4

От азбуки - к разговорникам.

   Небольшие сообщения о Коми крае и его жителях XVI - середины XVIII веков, которые содержатся в записках побывавших тут иностранцев С.Герберштейна, Дж.Флетчера, И.Идеса и А.Брандта, трудах российских и иностранных ученых В.Н.Татищева, Г.Ф.Миллера, М.Меховского и некоторых других, могут послужить весьма любопытным источником сведений, но вряд ли можно отнести кого-либо из этих авторов к исследователям Коми края. Изучением коми языка после Стефана никто, видимо, не занимался. Стефановская письменность просуществовала до XVII века. Но ее роль в распространении грамотности среди местного населения резко уменьшилась уже при первых епископах-преемниках Стефана (они не знали коми языка и не стремились к распространению стефановской письменности). Сохранилось несколько написанных стефановскими буквами списков азбуки, надписей на иконах и приписок в русских рукописных книгах XV-XVI столетиях. Интересно, что древне-коми азбука в XV веке использовалась русскими писцами для тайнописи, при пересылке зашифрованных сообщений. В XVIII столетии для коми письма стали использовать русские буквы, а стефановская азбука вышла из употребления.
   Пожалуй, следует упомянуть лишь составление небольших рукописных словарей и разговорников, которые, возможно, имели большое распространение в XVHI веке. До наших дней сохранились два русско-коми разговорника, каждый из которых содержит около 200 слов и 100 коротких выражений с переводом на русский язык. Вот некоторые из весьма красноречивых выражений разговорников XVIII столетия (в передаче современным алфавитом): «Быдöн пöръявлöны, а веськыда оз висьтавны, омöль войтыр» - «Все обманывают, а правды не сказывают, худые люди»; «Он тöд, кудзи пеcöма лоан, мун тэ водзинджыг ортсö, кытчöдз тэ абу пеcöма» - «Не знаешь, как бит будешь, поди заранее прочь, пока ты не бит»; «Аддзылi мэ вöтöн, эжмалicныc» - «Видел я во сне, что ограбили»; «Кин тэ тшöк кузя воин татчи? Выим-ö тэнад лэдзöм? А токо выим, и тэ сыöн мун шыаяс ордö» - «По чьему ты приказу прибыл сюда? Есть ли у тебя отпускная? И ежели есть, то ты с нею пойди к боярину».

0

5

Академики приехали.

   Часто начало научных исследований в Коми крае связывают с экспедицией под руководством академика И.И.Лепехина, которая, действительно, имела огромное значение. Ученый-натуралист и путешественник Иван Иванович Лепехин (10(21).09.1740, С.-Петербург - 06(18).04.1802, С.-Петербург), адъюнкт Императорской Академии наук и художеств, с 1768 года возглавлял экспедиционный отряд академии, изучавший Поволжье, Приуралье и Европейский Север России. Летом 1771 года отряд, включавший шесть человек (среди них два гимназиста), прибыл в Коми край. Помощником И.И.Лепехина был начинающий ученый-естествоиспытатель, будущий академик Николай Яковлевич Озерецковский (1750, с. Озерецкое Московской губ. - 28.02(12.03)1827, С.-Петербург). Экспедиция проехала почти через весь Коми край - по рекам Летке и Лузе (от Ношуля до Занулья), Сысоле и ее притокам (от Кибры до Усть-Сысолы), Вычегде (от впадения в нее Сысолы до самого устья), нижней Выми. Позднее, в 1772 году, ученые исследовали прибрежные районы Севера, побывали на нижней Печоре и Ижме. Был сделан важный шаг в изучении региона: впервые начались специальные исследования природных богатств края и, что особенно важно для нас, сбор материала об истории Коми, культуре и быте местных жителей (постройках, промыслах и других хозяйственных занятиях, одежде, народной медицине, фольклоре) силами российской академической науки.
Результаты исследований вошли в четырехтомные «Дневные записки путешествия доктора и академии наук адъюнкта И.И.Лепехина», подготовленные и опубликованные И.И.Лепехиным в 1771, 1772, 1780 годах и Н.Я.Озерецковским в 1805 году. В них содержится много ценных сведений о населенных пунктах Коми края (Усть-Цильме, Ижме, Серегово, Усть-Сысоле, Нювчиме и др.), о культуре и быте их жителей и др. «Дневные записки» были переведены на немецкий и французский языки, и содержащиеся в них сведения о Коми крае и других регионах России стали достоянием европейской читающей публики. Но при всем при том поездка Лепехина и Озерецковского по Коми краю была лишь эпизодом в их деятельности (у них было много других научных интересов); эпизодом, скоро забывшимся, стала она и для жителей края - последователей из их числа, пожелавших бы продолжить научные изыскания столичных академиков, увы, не нашлось.

0

6

Зыряне учености не пугаются.

   В XIX веке положение стало меняться. Все больше приезжало в Коми край российских ученых, а под их влиянием все чаще к участию в исследовательской работе стали понемногу подключаться местные жители. Интерес обитателей края к науке подметил побывавший здесь (когда и почему - об этом чуть позже) ученый Н.И.Надеждин: «Зыряне народ чудный. Они не только не пугаются учености, но даже питают к ней какое-то особое благоговение». Надеждин сделал даже такое неожиданное предположение: «Весьма вероятно, что это у них остаток древнего языческого суеверия. Вся северная чудь в старину боготворила медведей, этих мохнатых отшельников, которых уединенные берлоги неоспоримо были первообразом ученых затворнических кабинетов».
   В 1808 году Филипп Козлов, студент Вологодской духовной семинарии, составил первую «Коми грамматику» удорского «наречия», то есть диалекта (судя по этому, он был родом с Удоры, возможно, из Глотово, где эта фамилия была распространена еще в середине XVII века). «Грамматика» эта представляла собой учебное пособие для семинаристов, была очень несовершенна, но все же то был один из первых шагов в изучении коми языка, предпринятый уже не приезжим ученым, а уроженцем Коми края. Преподаватель той же семинарии А.Ф.Флёров внес в грамматику некоторые изменения и напечатал ее в 1813 году под своим авторством (кстати, год спустя он опубликовал в журнале «Вестник Европы» статью «О древностях Вологодских и зырянских»).
   В 1827 году в Коми крае побывал филолог и этнограф А.М.Шёгрен (1794-1855), уроженец Финляндии, живший в России (позднее он стал академиком). Шёгрен длительное время пробыл в Усть-Сысольске, совершил поездку по Сысоле, записывал народные предания, изучал коми язык, собрал немало материалов по истории края. А.М.Шёгрен опубликовал несколько работ на немецком и русском языках по лингвистике, этнографии и истории народа коми, в том числе крупный труд «Зыряне. Историко-статистико-филологический опыт». Чрезвычайно важным следствием поездки Шёгрена стало то, что по его совету в том же 1827 году шежамский священник В.Михайлов и усть-сысольский мещанин И.Р.Мальцев начали составлять «Русско-зырянский словарь». Позднее к этой работе присоединились купеческий сын усть-сысолец А.Суханов, житель Усть-Сысольска Ф.Я.Попов и руководивший составлением словаря с 1831 года отставной офицер Н.П.Попов (написавший и опубликовавший позднее также «Учебник зырянского языка»). В 1834 году они передали в Академию наук «образчик зырянского словаря, заключающий литеру К». На последнем этапе работы над словарем в его составлении активно участвовал устьсысолец А.С.Моторин. В 1843 году словарь в четырех томах был закончен и передан в Академию наук (рукопись его до сих пор хранится в архиве Академии наук в Петербурге). Материалы этого и некоторых других словарей использовал в 70-80-х годах XIX века видный российский ученый Фердинанд Иванович Видеман (1805-1887) при работе над коми-немецким словарем и грамматикой коми языка.
   В 1837 году север Коми края (Усть-Цильму и Болыиеземельскую тундру) изучал российский ботаник А.И.Шренк (1816-1876), напечатавший в 1855 году большой труд по географии, геологии, ботанике, зоологии, этнографии и фольклору населения этого района, но он специально гуманитарными вопросами не интересовался и в дальнейшем какого-либо интереса к истории и культуре коми не проявлял.
   Но через несколько лет, в 1843 году, в Коми крае (в Ижме, а также Колве и Усть-Цильме) побывал ученый, для которого изучение коми культуры, и первую очередь коми языка, было не «побочным» занятием, в представляло самостоятельный научный интерес. Это был видный финский ученый Матиас Александр Кастрен (1813-1852), изучавший коми и ненецкий языки. Год спустя он опубликовал в Хельсинки исследование «Первоначальные сведения о грамматике зырянского языка» и защитил докторскую диссертацию «О склонении имен существительных в зырянском языке». Это была  первая  докторская диссертация, посвященная языку, истории и культуре коми. Труд Кастрена оказал немалое влияние на уже упоминавшегося ученого Ф.И.Видемана, приступившего к изучению грамматики коми языка (сам он, правда, в Коми крае не был). (Финские и венгерские исследователи и позднее проявляли интерес к изучению коми культуры (главным образом, языка). Так, в 1901-1902 годах в Коми крае побывал известный финский языковед Юрье Йоосеппи Вихман (1868-1932), в 1911 и 1913 - видный венгерский лингвист Давид Рафаэль Фокош-Фукс (1884-1977), изучавшие диалекты коми языка, коми сказки, песни, загадки).

0

7

Из Бельфора - в Усть-Сысольск.

   Первым «посторонним» исследователем, не просто посетившим Коми край с экспедиционной поездкой, а прожившим здесь некоторое, пусть не слишком продолжительное время (примерно полгода), стал упоминавшийся уже русский ученый и литературный критик Н.И.Надеждин (1804-1856). Правда, попал сюда Николай Иванович не по своей воле. Вот любопытный факт, на который обратила внимание исследователь З.Я.Немшилова: в 1836 году он - известный российский ученый, блестящий журналист, издатель солидного журнала «Телескоп», газеты «Молва» и «Газеты мод и новостей» - совершил поездку по европейским странам, приобрел массу впечатлений и, вспоминая об увиденном на страницах своего «Телескопа», между делом обронил: «Бельфор городок прекрасный, ...не какой-нибудь наш Устьсысольск». Не стоило Надеждину поминать всуе казавшийся ему бесконечно далеким от цивилизации уездный город, ибо не прошло и года, как попавшему в опалу профессору пришлось поменять «вторую российскую столицу» Москву на «столицу Зырянского края»: за публикацию в том же 1836 году «Философического письма» П.Я.Чаадаева «Телескоп» закрыли, а Н.И.Надеждина арестовали и в конце концов отправили в ссылку именно в Усть-Сысольск. Быть может, тот, кто выбирал место ссылки, читал те самые путевые заметки...
«Об Устьсысольске везде и от всех слышу горькие отзывы. Канада - общий приговор! ...Ртуть зимою беспрестанно мерзнет, так что можно делать из нее биллиардные шары». В Усть-Сысольске «прекращается не только народонаселение, но и растительность» - с таким мало ободряющим багажом знаний профессор тронулся в путь. Впрочем, путешествие в Усть-Сысольск и особенно тягостное предвкушение ожидаемых там всяческих невзгод оказались, в общем, большим испытанием для изрядно напуганного сочувствовавшими знакомыми Надеждина, нежели сама ссылка. Устьсысольские власти решили не ударить в грязь лицом перед прибывшим к ним летом 1837 года «советником, кавалером и профессором», и, как пишет З.Я.Немшилова, городничий встретил его в полной парадной форме, доложил о состоянии города и уезда и поселил ссыльного ученого «в домике прелестном, на хорошем месте». Убедившись, что в Усть-Сысольске люди и природные условия далеко не так дики, как ожидалось, Надеждин обрел спокойствие.
   Во время ссылки в Усть-Сысольске Надеждин начал заниматься историческими и этнографическими изысканиями. Освоив коми язык, он принялся изучать и записывать коми фольклор - сказки, легенды, песни, отметив позднее: «Зыряне приняли меня очень радушно, охотно позволили изучать себя». Ученый написал и отослал в Москву несколько статей об истории и этнографии коми для семнадцатитомной первой русской энциклопедии «Энциклопедического лексикона» Плюшара, опубликовал (уже по возвращении из ссылки, в 1839 году) очерк «Народная поэзия у зырян». Надо полагать, что Н.И.Надеждин оказал немалое влияние на немногочисленную устьсысольскую интеллигенцию, на усиление ее интереса к изучению коми языка, культуры, истории. 11 января 1838 года он был переведен в Вологду. (Заметим, что и позднее некоторые исследователи Коми края попадали сюда не по своей воле. Ссыльный поляк В.Журавский, находясь в Усть-Сысольске в 1860-х годах, писал и отправлял в журналы статьи об Усть-Сысольске. А.Александровский написал для варшавского журнала «Русский филологический вестник» статью «Русский язык у зырян». Ссыльный вологжанин Н.А.Иваницкий в 1882 году на Печоре собрал, в частности, данные об устном народном творчестве коми, о народных традициях. В.А.Русанов (1875-1913), известный позднее полярный исследователь, в 1901-1903 годах также отбывал ссылку в Коми крае. В труде «Зыряне» он привел, в частности, свои наблюдения о хозяйственных занятиях коми. Краеведческими исследованиями занимались и многие другие ссыльные).

0

8

Корреспонденты Географического общества.

   Влияние бывавших в Коми крае ученых, ссыльной интеллигенции-лишь один фактор, воздействовавший на формирование потенциального круга местных исследователей, краеведов-гуманитариев. Большое значение сыграло создание в 1845 году в Санкт-Петербурге Императорского русского географического общества (ИРГО), вокруг которого стали объединяться местные краеведы. Один из руководителей ИРГО археолог, историк, этнограф, лингвист Павел Иванович Савваитов (1815-1895) дважды - в 1841 и 1846 годах - побывал в Коми крае. Он изучал коми язык, опубликовал древние памятники коми письменности, в том числе азбуку Стефана Пермского, переводил с русского на коми язык книги, в 1850 году издал «Грамматику зырянского языка» и «Зырянско-русский и русско-зырянский словарь», за которые Академия наук присудила ему престижнейшую Демидовскую премию.
Во многом благодаря П.И.Савваитову в Коми крае сложился круг корреспондентов ИРГО, присылавших в Петербург свои краеведческие работы (многие из них хранятся сегодня в архиве Русского географического общества). Среди них был усть-сысольский промышленник Василий Николаевич Латкин, который в 1840 и 1843 годах исследовал Печорский край, опубликовал «Дневник» своих путешествий, в который вошли, в частности, интересные материалы об особенностях быта, хозяйственных занятиях и фольклоре местного населения. С ИРГО активно сотрудничал М.И.Михайлов (1821-1853), русский учитель, приехавший преподавать в усть-сысольское уездное училище. Он стал изучать историю, культуру и быт коми народа, опубликовал не менее 15 краеведческих заметок о домашнем быте коми, ярмарках, верованиях и т.д. в газетах и журналах, издал в 1851 году содержащую множество интересных сведений книгу «Описание Усть-Выми», за которую автору выразили благодарность ИРГО, Русское археологическое общество и Академия наук. Усть-сысольский краевед С.Е.Мельников, собиравший «хозяйственные и этнографические сведения о зырянах» и с 1850 года проводивший археологические раскопки на Сысоле, Вычегде и Выми, также был в числе корреспондентов ИРГО, Русского археологического общества и Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии при Московском университете. В мае 1851-го он раскопал первый археологический памятник на территории современного города Сыктывкара.

0


Вы здесь » Бадьёльйывсаяс - Бадьёльские » История Республики Коми » От Геродота до Георгия Лыткина


Создать форум