Бадьёльйывсаяс - Бадьёльские

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



ФИННО-УГРЫ

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Гелий КЛЕЙМЕНОВ
ФИННО-УГРЫ

Согласно современным научным данным, народы, говорящие на финно-угорских языках, живут в Европе уже около 7 тысячелетий. Лесные просторы между Волгой и Уралом были древней родиной финно-угров, расселившихся по свету в четвертом-третьем тысячелетии до нашей эры. Глубокая древность финно-угров и единые истоки финно-угорских и индоевропейских племен подтверждаются исследованиями археологов по материалам раскопок Северной Европы (Nunez 1997), а также результатами антропологических и генетических исследований (Niskanen) и выводами языковедов (Pustay 1997; Wiik 1997; Kunnap 1997). Интерес представляют исследования профессора Унто Сало о единых истоках мифологии древних финноязычных народов и индоевропейцев (Salo 1997). Профессор Куости Йулку, изучив различные взгляды, приходит к выводу о более древних корнях финно-угров по сравнению с индоевропейскими народами (Julku 1997).

Древнейший этап развития финно-угров проходил в рамках единой уральской общности. Наиболее вероятной прародиной этих народов исследователи называют области Приуралья, Западной Сибири близ Урала или более обширные районы (Хайду 1985, с. 159; Халиков 1969, с. 386; Veres 1991 и др.). Время существования единой прародины уральских народов условно можно датировать V–IV тысячелетие до нашей эры. Имеются предположения, согласно которым уральская общность распалась на две части еще в середине IV тысячелетия до нашей эры. Восточные группы, предполагаемые предки самодийцев, отошли к Енисею, а западные группы смешивались с местным населением и образовывали финно-угорскую общность на территориях рек Волги и Камы, Урала и Зауралья.

На рубеже III–II тысячелетий до нашей эры наблюдался значительный сдвиг финно-угорского населения из Прикамья и Приуралья в бассейн Оки. Возможной, причиной этого движения стал уход индоевропейцев с этих территорий на юг. Распространение финно-угров на запад и север на освободившиеся земли шло как по Волге, так и по северным рекам до Белого моря. В Зауралье в ту же эпоху продолжался процесс формирования угорской ветви, которая окончательно сложилась в начале II тысячелетия до нашей эры. Это означало распад древнейшей финно-угорской общности на угорскую и финно-пермскую ветви. Продвигаясь на Каму и Среднюю Волгу, предки финно-пермских народов образовали здесь общность, которая идентифицируется с носителями урало-камской культуры гребенчатой керамики. Для населения этой обширной территории были характерны общие черты в культуре: прямоугольные жилища, керамика с гребенчатым штампом и ямочным рядом по горлу сосудов.

По мере продвижения на запад прафинны впитывали в себя оставшиеся индоевропейские аборигенные группы, сыгравшие впоследствии заметную роль в формировании западных прибалтийских финнов. Волосовская культура, развиваясь на основе камско-уральской, в процессе распространения на новые территории усложняется и обогащается: появляются плоскодонные сосуды, более сложные формы гребенчатого орнамента на керамике, изображения птиц на глиняных сосудах, становится известным литье меди, встречаются первые изделия из металла. Одновременно формируются различия между восточными и западными областями волосовской культуры, которые в конечном итоге выливаются в образование самостоятельных, хотя и родственных в силу единой основы, культур — поздняковской и приказанской. Поздняковское население во II–I тысячелетиях до наше эры концентрируется на Оке, Клязьме, Костроме и Верхней Волге. Позднее на основе поздняковской культуры с участием индоевропейцев и мигрантов с востока и юга формируются финно-угорские культуры, дьяковская и городецкая раннего железного века. Прямыми потомками этих народов являются марийцы, мордва, мурома, меря. Поздняковские племена продолжали широкую экспансию на запад, в районы Прибалтики.

Приказанская культура заняла на рубеже II–I тысячелетий до нашей эры районы среднего Поволжья, бассейн Камы, распространившись постепенно на юг, в бассейн реки Белой. Приказанская культура явилась основой формирования пермских народов: коми и удмуртов. «В результате продвижения финно-угров на запад и север, — пишет П. Хайду, — путем слияния с местными индоевропейскими культурами создалось этническое родство населения лесной полосы между Восточной Прибалтикой и Уралом». К востоку от Урала на огромной территории Западной Сибири продолжали расселяться угорские и угро-самодийские племена.

На обширной территории образовались различные расово-антропологические группы. Главный признак различий в этой финно-угорской общности — ослабление монголоидности с востока на запад. Естественно, что наиболее дифференцированными в этом отношении оказались крайние восточные (волго-уральские) и крайние западные (балтийские) группы. В районе Среднего Поволжья и Прикамья в расовой характеристике финно-угорского населения наблюдаются как прибалтийско-финские, так и индоевропейские черты. Впоследствии это нашло отражение в особенностях антропологической характеристики удмуртов, марийцев и мордвы.

Соотношения между семействами индоевропейских и финно-угорских языков постоянно изменялось. В течение тысячелетий области, благоприятные для сельского хозяйства, переходили в руки от носителей финно-угорских языков к индоевропейцам, затем снова к финно-уграм, а с приходом балтославян вновь к индоевропейцам, что привело к вытеснению финно-угорских языков к Арктическому океану. Это перемещение лингвистических границ были результатом, как переселения народов или миграции, так и лингвистической диффузии, то есть освоение финно-угорскими народами господствующих на определенной территории индоевропейских языков и ассимиляции народов. Процесс этот происходит и в настоящее время, — большинство людей, владеющих коренными, финно-угорскими языками, находится в пожилом возрасте и живет в сельской местности, а городское население и молодежь отдают предпочтение русскому языку.

В культуре финно-угорских племен, живших в лесной полосе в первом тысячелетии до нашей эры, большое место занимали изделия из кости и рога, а в хозяйстве многих племен значительную роль продолжали играть охота и рыболовство. Но наряду с охотой развивалось домашнее скотоводство и подсечно-огневое земледелие. Культура раннего железного века — это культура дославянского населения Волго-Окского края, и носит название дьяковской культуры, по названию села Дьяково, располагавшегося на территории Москвы между Онкологическим центром и инженерно-физическим институтом (МИФИ), где было найдено одно из первых поселений этой культуры. Близки по культуре к дьяковским племенам древние жители Эстонии и Латвии.

Дьяковская культура просуществовала более тысячи лет с VII–VI веков до нашей эры до VI–VII веков нашей эры. Древние финно-угры жили в небольших поселениях на высоких берегах, прорезанных по сторонам глубокими оврагами. Поселение укреплялись валами и рвами, ставились деревянные стены из массивных бревен и слег. Внутри поселения найдены круглые, овальные или четырехугольные жилища в виде землянок и полуземлянок. У жителей дьяковских поселений сложились основные отрасли домашнего производства: кузнечное, ткацкое и гончарное. Керамика сетчатого типа, украшенная оттисками рогожи, сетки и грубой ткани. Изготовляли горшки, миски, сковородки, крышки и светильники. Из кости делали черешковые и втульчатые стрелы, гарпуны, рукоятки ножей, костяные иглы и проколки, пряжки, детали конской утвари. Из железа делали топоры, кельты для рубки деревьев и обработки земли, ножи, наконечники копий, рыболовные крючки, железные пластины для доспехов, серпы, косари, кузнечные инструменты, булавки и пряжки. Железную руду плавили в поселках или за их пределами. Ткани ткали на примитивных станках с пряслицами веретен и глиняными грузиками. Финно-угры разводили свиней, крупный рогатый скот и коней. Охотились на медведей, лисиц, лося, северного оленя, барсука, кабана, зайца, птицу. На прибрежных и лесных полянах сеяли рожь, пшеницу и коноплю. В поселении Березняки около города Рыбинска в верховьях Волги обнаружили бревенчатые жилища, разделенные на мужскую и женскую половины, кузницу с кузнечными инструментами и железные крицы.

Географические названия, сохранившиеся до наших дней, являются главнейшим и одним из наиболее важных источников информации о проживании древних народов на определенной территории, наряду с археологическими данными. Лингвистический анализ топонимов и терминов убедительно доказывает, что на территории от Балтики до Урала жили долгое время финно-угры.

Древнейший пласт гидронимов связан со словом «ва», что в пермских языках означает «вода». В междуречье Оки, Волги и Камы с окончанием «ва» встречаются названия рек: Москва, Протва, Болва, Смедва, Лысьва, Шаква, Сылва, Чусовая. В верховье Днепра названий рек с окончанием «ва» не меньше: Водва, Дедва, Дрезва, Нидва, Титва и другие. Значения распространенных географических названий рек северо-запада, севера и северо-востока Русской равнины может быть объяснены с помощью финно-угорских языков, включая коми, удмуртского, марийского, манси, мадьярского (венгерского).

Лысьва — название реки, образовано сочетанием двух коми-пермяцких слов: лыс — «хвоя» и ва — «вода», то есть хвойная река.

Шаква — название реки, поселка в Лысьвенском районе, образовано словами (на коми-пермяцком); шах — «гриб» и ва, то есть грибная вода.

Сылва — название реки, от слов (на коми-пермяцком): сыл — «талая» и ва — «вода»; талая вода.

Чусовая — название реки, от слов (на коми-пермяцком) чусо — «быстрая» и «вода».

При определении родоначальников названия реки Москва и его смыслового назначения, обычно исходят из того, что гидроним легко делится на два компонента: Моск-ва, подобно названиям уральских рек типа Лысь-ва, Сось-ва, Сыл-ва, Куш-ва и другим. Окончание «ва» легко объясняется во многих финно-угорских языках, как «вода», «река» или «мокрый». В бассейне Оки, к западу от места впадения в нее Москвы-реки, известны такие гидронимы, оканчивающиеся на «ва», как Нигва, Коштва (Кожества), Болва, Измоства, Протва (Поротва), Хотва, Большая Смедва (Смедведь), Малая Смедва, Шкова (Шкава), Локнава (Большая Локнава) и некоторые другие.

Объяснить значение основного компонента «моск» не удается однозначно, так как установить точно какой из финно-угорских народов внес свой первоначальный вклад в это словообразование, и какой трансформации подверглось это названия в речи других народов.

Как показывают находки археологов, территория бассейна Москвы-реки была заселена предками финно-угорских племен еще в III тысячелетии до нашей эры. Во время раскопок было обнаружено много памятников и артефактов Фатьяновской и волосовской культур. По всему этому региону вплоть до середины I тысячелетия до нашей эры жили племена дьяковской культуры, генетически со славянами не связанной. За тысячелетия приходившие сюда разные племена финно-угорских народов вносили свои изменения в звучание и смысл названий, переданных им предшественниками.

На языке коми «моск», «моска» означает «корова, телка», то есть Москва в переводе с коми это — «коровья река» или «коровий брод, или «коровьи луга». Предположение, связывающее слово Москва со словом «моска» из языка коми, горячо поддержал известный русский историк В. О. Ключевский, что придало гипотезе особую популярность.

Географ С. К. Кузнецов, владевший многими финно-угорскими языками, предложил объяснить «моск» через мерянское слово «маска» — «медведь». Получалось, что Москва-река — это Медвежья река. На основе раскопок мерянских древностей ученым удалось установить в общих чертах границы проживания мери около тысячи лет назад. Они включают обширную территорию в верхнем течении Волги, в пределах бассейнов таких ее притоков, как Молога, Кострома, Которосль, Унжа и все междуречье Волги и Клязьмы. Слово «векса» в языке мери означило «река, вытекающая из озера». На карте бассейна Верхней Волги есть река Векса, начинающаяся в Чухломском озере. Есть река Векса, вытекающая из Галичского озера (на его берегу поныне стоит город Галич, в старину имевший в своем названии добавку — Мерский, в отличие от другого Галича — в Предкарпатье). Есть река Векса с истоками из Плещеева озера, и есть река Векса, вытекающая из озера Неро. А вологодчане знают речку Вексу, впадающую в реку Вологду недалеко от слияния последней с рекой Сухоной. Вологодская Векса тоже начинается в озере — Молотовском (или Молотьевском).

На территории, где некогда жили меряне, выделяется еще ряд характерных для их языка географических названий. Например, топонимы, оканчивающиеся на «гда». Реки с окончанием «гда» в названии есть и в соседних с Вологодской областях — в Ярославской, Ивановской и Владимирской: Вологда, Судогда, Шижегда, Шогда. Все они находятся на бывшей мерянской территории. Видимо, их тоже нужно считать частью топонимической системы этноса меря. В Ярославской области в знаменитое озеро Неро, где испокон века жили меря. Есть документальное свидетельство об укрепленном поселении «Гда» около озера Неро. Однако местные старожилы утверждают, что Гдой они называют нижнее течение реки Сары. В настоящее время меря как этнос уже не существует.

Логика исторического развития такова, что практически все народы проходят естественный цикл развития: рождение, расцвет и угасание. Период рождения новых этносов растягивается на века. Гибель происходит в относительно короткий срок. В конце 1-го тысячелетия до нашей эры на территории к югу от Финского залива от прибалтийско-финской языковой общности выделился этнос с названием «вепса» и в дальнейшем расселился на восток, к озерам Онежскому, Белому, Воже, Лача. Расцвет этноса вепся пришелся на последние века 1-го тысячелетия нашей эры, когда его название упоминается на страницах иностранных хроник, а позже русских летописей. Вепсы селились по рекам и озерам небольшими поселениями. Судя по топонимам, такие селения существовали по Онеге с притоками, по Северной Двине с притоками Вага и Пинега и вплоть до Мезени. Встретив на новом месте коренное поселение — лопь, переселенцы из Межозерья частью ассимилировали их, частью оттеснили к северу, а с приходом славян и сами со временем обрусели.

Образно этот этнос можно назвать «озерным народом», вся его история тесно связана с освоением земель, где всегда было великое множество озер. Большая группа вепсских названий озер сохраняет в себе особенности растительного мира водоема и его окрестностей, но это — растительный мир не сегодняшних дней и даже не XX века, а того отдаленного времени, когда рождалась вепсская топонимия.

Куз — озеро в Вытегорском районе, (по-вепсски «куз» — «ель, еловый»), когда-то в прошлом здесь был еловый лес.

Падеж — озера Большое и Малое в Вытегорском районе. В переводе с вепсского «педаи» — «сосна», «педажом» — «сосняк», до сих пор в окрестностях озер стоят сосновых леса. С течением времени озера превращаются в болота.

Вехк — озеро, на Вологодчине насчитывается восемь озер с названием Вехк. В переводе с вепсского «вехк» — «вахта, водяной трилистник». Ко времени образования топонимов озер берега их начали заболачиваться, так как вахта является непременным спутником топких мест.

Рог — озеро в Белозерском районе — «тростниковое озеро», с вепсского «рого» — «тростник, камыш».

Кач — озеро, одно в Белозерском, другое в Вытегорском районах, с вепсского «хач» — «кувшинка, кубышка».

Происхождение большинства вепсских названий озер связано с рыболовством. Агвен — озеро в Вытегорском районе, с вепсского «ахвен» — «окунь». Гаук — озеро в Вытегорском районе — с вепсского «хауг» — «щука». Ерш — озеро в Бабаевском районе — с вепсского «ёрс» — «ерш». Сярг — озеро в Бабаевском, Вытегорском районах и Серг — озеро в Харовском районе — с вепсского «сарг» — «плотва».

Некоторые названия говорят о сельскохозяйственных культурах, которые выращивали вепсы тысячелетие назад. Например,

Тюг — озеро (Вытегорский) — с вепсского «тюг» — «яровые злаки».

Надреч — озеро (там же) — с вепсского «нагрис» — «репа».

Пельмах — озеро (там же) — с вепсского «пельхин» — «лен».

Изложенные в главах 1–4 исследования и выводы финских и русских ученых приводят нас к следующему представлению развития истории севера Русской равнины. Племена финно-угров можно считать коренным населением этих регионов (в связи с отсутствием более древних данных, чем V тысячелетие до нашей эры). Арии пришли сюда в IV тысячелетии, и осваивали эти территории вместе с коренным населением. Находясь в постоянном контакте с ариями, финно-угры впитывали их культуру, их религию и веру. Через полторы тысячи лет арии покинули эти земли. Финно-угры после их ухода заняли обширные пространства от Прибалтики до Урала.

______________________________________________________________________________
               - В коми языке куз - хвощ; кач - кора дерева (употребляли в пищу в голодные годы, подмешивали в муку).

0

2

Славяне и финно-угры

Летописец Нестор в «Повести Временных лет» привел точные данные проживания финских и славянских племен в середине IX века. Чудью он назвал все финские племена, жившие около Чудского озера: эстов, сяту, нарова и вожан. «Около Белого озера расселилась весь, на Ростовском и на Клещино озерах — меря. На реке Оке, в месте ее впадения в Волгу, говорящая на своем языке, — мурома. Также на своем языке говорят черемисы (марийцы) и на своем языке говорят мордвины. На славянском языке говорят в России: поляне, древляне, полочане, дреговичи, северяне и бужане. Бужане получили свое имя оттого, что они раньше жили на Буге, но позднее их стали называть волынянами. Другие, платящие русам дань, народы: чудь, меря, весь, пермь, мурома, печора, емь, литва, зимигола, корсь, нарова, ливь. Эти все говорят на своем языке, они потомки Афета, живущие в северных землях».

В VIII–IX веках пришли славяне: кривичи и словене и осели в районе озер Ильмень, Псковское и Чудское, а кривичи и вятичи — в верховьях Волги и Оки. Финно-угорские коренные народы, населявшие бассейн реки Оки и среднего течения Волги: мурома, мещера, меря и весь, вступили в соприкосновение с новыми культурами и от них переняли многие слова в свой лексикон. В свою очередь пришельцы переняли от финно-угорских народов старые названия рек и местностей. На большом пространстве между Окой и Белым морем мы встречаем тысячи неславянских названий городов, деревень, рек и объектов природы.

В письменных финно-угорских источниках или былинах не сохранилось воспоминаний о длительной борьбе между пришельцами: готами, хазарами, булгарами, славянами и коренными финскими племенами. Финны с тех пор, как первый раз попали в европейские исторические хроники, привлекли к себе внимание особой чертой характера, миролюбием. Тацит рассказывал в своей книге «Германика», что финны были чрезвычайно диким и бедным племенем, которое не знало ни жилищ, ни оружия. Историк Йордан писал, что не знал более покорного племени в Северной Европе. То же мирное и смиренное чувство произвели финны на славян, которые назвали все малые финские племена, жившие между Невой и Ловатью одним именем — чудь. Название озеро (Чудское) получило по имени расселившихся около него финских племен «чуди». Возможно, что появление в славянском лексиконе слов: «чудо, чудно, чудак» связано с характером и поведением финских народов, по мнению пришельцев. Громадные свободные пространства позволяли пришельцам поселяться рядом, не затрагивая жизненно важные интересы местного населения. О совместном проживании финских и славянских племен говорят перемешенные разноязычные названия деревень и рек. Переселенцы не вторгались на финские территории, а занимали неосвоенные земельные участки среди лесов и болот. Возможно, что и пришедшие народы перенимали многие навыки жизни в суровых условиях севера у коренного населения. Многие местности, которые во времена первых правителей русов были населены финскими племенами, позже были населены славянами. Под давлением пришедших с запада и юга земледельческих и кочевых народов финно-угры утеряли значительную часть исконной территории, многие из финно-угорских народностей были ассимилированы. Часть их ушла со своих мест проживания и переселилась на север и восток. Сохранившиеся финно-угорские народности на протяжении многих столетий входили в состав государственных образований соседних народов: Хазарии, Булгарии, Руси, Золотой Орды, Сибирского ханства, России, Швеции. Исключение составили степные народы Угры (мадьяры), которые переселились из Западной Сибири и основали независимое государство в Центральной Европе.

На огромном пространстве, которое простирается от Норвегии на западе до региона реки Обь на востоке, а на юге – до низовий Дуная, до прихода славянских и тюркских племен было разбросано множество финно-угорских анклавов. Названия многих финно-угорских народов и языков упоминаются в старых хрониках. Вкратце опишем историю и быт некоторых из них.

Северные финно-угры: саамы, обские угры, самодийцы населяли территорию от Белого моря до Северного моря. Для антропологов саамы до сих пор остаются загадкой: форма головы – типичная «скандинавская», то есть узкая, овальное лицо, которое украшает относительно длинный и тонкий нос. Ранняя история Финляндии, Швеции и Норвегии является саамской историей. Самые ранние финские находки железного века в Восточной Лапландии, Кайнуу и Карелии являются продуктами саамской культуры. Живущие в юртах в арктической тундре саамы, обские угры, самодийцы были и остаются до настоящего времени охотниками и оленеводами, жизненный уклад которых имеет много аналогий с некоторыми коренными народами Северной Америки. Еще в 700-х годах саамское население доходила до Осло в Норвегии и до Хейнявеси в Финляндии. Саамы привыкли жить в тундре, на вечной мерзлоте, где лес очень редкий или его вовсе нет. Как домашние, так и дикие олени определяли жизнь саамов и финнов, только саамы живут в тундре, а финны — в лесу. Границы их проживания нечеткие. Наиболее старые наскальные рисунки находятся на территории ныне населенной финнами и изображают охоту на оленей.

Предки коми и коми-пермяков обитали в бассейнах средних и верхних течений реки Камы еще в I-ом тысячелетии до нашей эры. Поблизости, в бассейне Вятки, жили предки удмуртов, с которыми они составляли так называемую пермскую языковую общность. После ее распада и выделения удмуртов предки коми и коми-пермяков еще некоторое время представляли один народ, живший в Прикамье. В VII–VIII веках часть их переселилась из Верхнего Прикамья в бассейн реки Вычегды. На новых местах пришельцы частично смешались с местным населением и образовали новое племенное объединение. Таким образом, к XI веку в бассейне средней Вычегды, с одной стороны, и в бассейне Камы — с другой, сложились два племенных объединения. Предки коми были известно в русских источниках под названием перми вычегодской, а коми-пермяков — под названием перми великой. Главными занятиями пермян были земледелие, домашнее скотоводство, охота и рыбная ловля.

Эсты — коренные обитатели Прибалтийского края и прибрежных островов — Эзеля, Моона. Известны в летописях под именем «чуди», но это же имя применялось и к другим финским племенам. Позже у русских эсты известны под именем «чухонцев». Археологические раскопки указывают на разделение прибалтийской финской общности к VII веку и возникновение обособленных племен: финнов, эстов, ливов и куров. Образ жизни эстов того времени кочевой, охотничий, но уже с зачатками земледелия. Некогда эсты занимали всю Лифляндскую и Курляндскую губернии, на что указывают названия местностей с окончанием на «k ü ll» («деревня») и «jerw» («озеро»). Начиная с IX века, стали формироваться деревни (несколько семей объединяли свои хозяйства). Семьи эстов преимущественно жили отдельно на хуторах. Все постройки возводились вокруг открытого двора, а главным зданием являлась жилая рига с фасадом во двор. Из Курляндии эсты были оттеснены латышами и славянами. Новгородская летопись упоминает об «Очеле» («Adselle», на северо-западе от Мариенбурга), как о стране, занимаемой эстами еще в 1178 году. Эсты подвергались постоянным нападениям со стороны варягов, русов, славян, а впоследствии, рыцарей меченосцев, которые, с помощью Дании, покорили эстов и обратили их в христианство в 1227 году.

Основной зерновой культурой эстов был ячмень, выращивали также пшеницу, овес, горох, бобы и лен, позже добавились капуста и брюква. Со второй половины XI века стали культивировать озимую рожь, что принесло с собой развитие трехпольной системы полеводства. Разводили крупный рогатый скот. Ремесленное дело не было так развито, как у соседей, В антропологическом отношении эсты значительно отличаются от других финно-угров. Эсты — выше среднего роста (нередко 170 см), крепкого, коренастого телосложения. Цвет кожи белый, волосы чаще всего светло-русые, нередко и светло-коричневые; глаза светлые, серовато-голубого цвета. Волос ни женщины, ни мужчины не стригут, а носят под платком или под головным убором.

Эсты считали, что у каждого животного, дерева и камня есть душа; верили в духов-хранителей, которые жили в камнях, ручьях и деревьях. Чтобы задобрить духов, им приносили жертвы. Местами для жертвоприношений считались, прежде всего, священные дубравы, в которых нельзя было рвать листья с деревьев или подбирать что-либо с земли, а также камни, ручьи и источники. В дни солнцестояние разжигали костры, так как считалось, что огонь отгоняет злых духов. Существовали колдуны, волхвы и знахари, к которым обращались за помощью во время болезни и при других бедах. Поздней осенью поминали всех умерших, так как верили, что их души посещают свои бывшие дома. Для них накрывали столы и топили баню, повсюду царила тишина и покой.

Впервые мордва под названием «Mordens» упоминается у готского историка Иордана (VI век). Финские племена населяли земли средней полосы задолго до появления здесь славян. Среди имен северных народов, входивших в его состав, историк Иордан указал, как определили лингвисты, эстов, вепсов, мерян, мордву и возможно черемисов (марийцев). Изучение древних поселений и могильников мордвы в междуречье рек Оки и средней Волги дает возможность установить преемственную связь с более древними местными племенами городецкой культуры (VII век до нашей эры — V век нашей эры). Эти связи прослеживаются в орудиях труда, типах жилища, технике изготовления гончарной посуды, украшениях. С развитием пашенного земледелия на смену патриархально- родовой структуре пришла сельская община.

В Х веке марийцы упоминаются в хазарском документе как «ц-р-мис» (черемисы). Основное традиционное занятие — пашенное земледелие. Подсобное значение имели огородничество, разведение лошадей, крупного рогатого скота и овец, охота, лесные промыслы, бортничество, пасечное пчеловодство, рыболовство. Развиты художественные промыслы: вышивка, резьба по дереву, ювелирное дело. В XVIII веке марийцы сохраняли языческие верования. Характерны общественные моления с жертвоприношениями, устраиваемые в священных рощах перед началом сева, летом и после уборки урожая.

На Верхней Волге проживали карелы и инкерийцы. Эти племена в начале нашей эры начали двигаться на северо-запад и поселились вдоль Онежского и Ладожского озер и на северных берегах Финского залива. Раньше в этих местах кочевали оленеводы саамы, которые частью были оттеснены к северу, а частью слились с пришедшими финским племенами. В X веке предки карелов населяли северное и северо-западное побережье Ладожского озера. Миграция карелов далее на север продолжилась в XI веке в район между Ладожским и Онежским озерами, который входил тогда в состав Новгородской земли. Карелы (корела) упоминаются в скандинавских сагах, хрониках, буллах Папы римского, в русских летописях. Хозяйство карелов типичное и традиционное для всех северных народов: подсечное землземледелие, животноводство, охота, рыболовство, лесные промыслы, ремесла, на севере — оленеводство.

Традиционно принято рассматривать ижору как группу, выделившуюся из состава карельских племен в XI–XII веках и первоначально обитавшую в южной части Карельского перешейка и в районе реки Ижора, откуда в дальнейшем происходит постепенное продвижение ижор на запад вплоть до реки Нарвы. В это время территория расселения ижоры вошла в состав Новгородских земель. Ижорская земля впервые упоминается в летописи в 1143 году. Ижорские деревни обычно имели уличную, рядовую или кучевую планировку. Во многих деревнях вместе с ижорами также проживали водь, славяне или ингерманландские финны. Дома и хозяйственные постройки строили из бревен. Еще в XVI веке многие ижоры оставались язычниками.

Если сейчас обратиться к какому-нибудь географическому справочнику современной Ленинградской области (Ингрии), то обнаружим несколько названий, связанных с именем народа ижора. Ижорский погост по писцовой книге 1500 года находился в Ореховецком уезде (ныне Петрокрепость). Здесь находятся реки Ижора, Большая и Малая Ижорки, а также несколько селений с именем Ижора, возникших в разное время. Еще в середине XIII века даже охрана водных границ («стража морская») производилась ижорами во главе со старейшиной Пелгусием. В московских писцовых книгах в XV веке встречались крупнейшие карельские и ижорские землевладельцы Мустельские, Шапкины, Сарские и другие. Сейчас на территории Ингрии — Ингерманландии проживают кроме ижор: вепсы, тихвинские и олонецкие карелы, финны, людики, водь, эстонцы, ингерманландские финны. В 1020 году князь Ярослав Мудрый женился на дочери шведского конунга Олафа — Ингигерде (Ирине) и передал город Альбегаборг (Ладогу) с окружающими землями в свадебный дар. Как писал историк Н.Карамзин, «эту землю называли землей людей Ингигерды – Ингерманланд». Ижорская земля служила буферной зоной между Скандинавией и Русью.

Благодаря археологическим раскопкам конца XIX – начала XX века стали хорошо известны финно-угорские древности Приуралья, Прикамья, Поветлужья и Нижней Оки давшие достаточное представление об особенностях материальной культуры древней меря, мордвы, муромы и племен Прикамья в I тысячелетии нашей эры. В 1932–1937 годах в связи со строительством канала Москва-Волга и волжских гидроэлектростанций впервые было проведено сплошное обследование широкой территории вдоль Волги и близлежащих районов в зонах строительства и затопления. Всего было открыто и частично исследовано свыше 200 археологических памятников. В своей монографии «Этническая история Волго-Окского междуречья» Е.И. Горюнова обобщила практически весь известный фонд археологических, этнографических и письменных источников. Ее исследования охватывают период с конца второго тысячелетия до нашей эры и до XII века. По мнению исследователя, зарождение этноса меря было связано с проникновением в Поволжье отдельных групп ананьинского населения уральской культуры, а культура народа меря генетически связана с дьяковской культурой. Как считает Е.И. Горюнова, этносу меря принадлежали Попадьинское и Устьинское селища на Волге близ Ярославля, Дурасовское городище на левобережье Волги близ Костромы, Сарское городище, первоначальные поселения на месте городов Ростова, Суздаля, Владимира, Ярославля, а также могильники Сарский, Холуйский, Хотимльский, Подольский, Новленский. В результате территория расселения народа меря в V–ХI веках была определена в широких пределах большей части Волго-Окского междуречья и частично левобережья Верхней Волги. Благодаря исследованиям Е.И. Горюновой были получены конкретные характеристики быта, хозяйства, культуры, внешних связей мери. Историк В.Ф. Генинг выдвинул гипотезу о существовании единой мерянской этнической общности, включавшей мари, мерю и мурому во второй половине первого тысячелетия нашей эры. Из всех финно-угорских этносов Приуралья и Поволжья только у перечисленных племен бытовали височные кольца как особый род украшений, только им были свойственны некоторые другие виды убранства, определенные особенности керамики, а также сходство черт погребальной обрядности. В данном случае речь идет не о единстве мери, мари и муромы в IX–XI веках, когда самостоятельное существование трех народов подтверждено летописью, а об общности происхождения, связанной с носителями дьяковской культуры, и начальной истории в V–VI веках.

В летописи определены место расселения племени мурома, которое «сидело на Оцереце где втечеть в Волгу» на реке Оке, и ее центр, поселение Муром. Торговые связи по пути Западная Двина, Ока с волжскими соседями способствовали развитию племени и появлению важного крупного поселения еще до появления на этих землях славян и булгар. В середине IX века мурома – одно из крупных объединений нижнеокских финских племен, которое платило дань русам, сохраняя свою самостоятельность. Меря и муромцы, как южный форпост финно-угорских народов, отличались от остальных племен тем, что они были прекрасными земледельцами и вели активную торговлю со всеми близлежащими и дальними соседями. Об этом свидетельствуют многочисленные орудия труда, предметы быта и роскоши, вещи иноземного, происхождения и монеты, найденные в захоронениях и жилищах. Особым богатством бронзовых и других украшений отличался погребальный костюм женщин. Меря долгое время оставались язычниками, активно выступая против силой навязываемой новой религии.

Множество упоминаний о веси содержится в сочинениях восточных авторов. О ней писали персидский автор XIII века Мухаммед ал-Ауфи, арабский географ XIII века Йакут ибн Абдаллах ал-Багдади, космограф Закария ал-Казвини, путешественник XIV века ибн Баттута, энциклопедист XII века Шараф аз Заман Та-хир ал-Малвази, знаменитый хорезмский ученый-энциклопедист X–XI веков Абу Рейхан Мухаммед ибн Ахмед аль-Бируни. Но наибольший интерес представляют сведения о веси в сочинениях Ахмеда ибн Фадлана и Абу Хамида ал-Гарнати, которые сами побывали в Булгаре на Волге. Секретарь посольства багдадского халифа в государстве Булгар Ахмед ибн Фадлан совершил путешествие по Волге в 921-922 годах. В своих записках он трижды упомянул о веси, называя ее со слов царя булгар «вису». В первом случае ибн Фадлан сообщал: «Царь рассказал мне, что за его страною на расстоянии трех месяцев пути есть народ, называемый вису. Ночь у них менее часа. Жители этой страны мне сообщили, что, подлинно, "когда бывает зима, то ночь делается по длине такой же, как летний день, а день делается таким коротким, как ночь…"». Не менее интересен второй отрывок из записок ибн Фадлана: «У них много купцов, которые отправляются в страну, называемую Вису, и привозят соболей и черных лисиц». Этот факт свидетельствует о том, что охотничья добыча веси активно скупалась булгарскими купцами. Сведения ибн Фадлана дополняются свидетельствами другого арабского путешественника Абу Хамида ал-Гарнати (иногда его называют также ал-Андалуси), побывавшего в Булгаре в середине 1130-х годов. В своем сочинении «Ясное изложение некоторых чудес Магриба или выборка воспоминаний о чудесах стран» ал-Гарнати писал: «А у него (Булгара) есть область, жители которой платят харадж (дань), между ними и Булгаром месяц пути, называют ее Вису. А день там летом 22 часа. И идут от них чрезвычайно хорошие шкурки бобров… А за Вису на море мраков есть область, известная под названием Йура" («Югра», — район Приполярного Урала, из русских летописей). Ал-Гарнати повторил и уточнил данные ибн Фадлана, дополнив их сведениями о зависимости веси от Булгара. Далее ал-Гарнати сообщил подробности о торговле веси и булгар: «А эти мечи, которые привозят из стран ислама в Булгар, приносят большую прибыль. Затем булгарцы везут их в Вису, где водятся бобры. Затем жители Вису везут их в Йуру, и ее жители покупают их за соболиные шкуры, и за невольниц и невольников. А каждому человеку, живущему там, нужен каждый год меч, чтобы бросить его в море мраков». Ал-Гарнати описал и внешний вид веси, представителей которой он видел в Булгаре: «Я видел группу их в Булгаре во время зимы: красного цвета, с голубыми глазами, волосы у них белы, как лен, и в такой холод они носят льняные одежды. А на некоторых из них бывают шубы из превосходных шкурок бобров, мех этих бобров вывернут наружу. И пьют они ячменный напиток, кислый как уксус, он подходит им из-за горячести их темперамента, объясняющегося тем, что они едят бобровое и беличье мясо и мед».

Письменные источники X – начала XIII веков позволяют сделать вывод, что народ весь в то время был хорошо известным во многих странах мусульманского Востока и, естественно, на Руси. В эпоху раннего средневековья весь растворилась среди славянского населения. Упоминания о ней исчезают из письменных источников. Н М Карамзин писал в примечаниях к первому тому своей «Истории Государства Российского»: «Весь, меря, мурома, наконец, обратились в славян».

Волны славянских пришельцев в VII–X веках изменили этнографическую структуру края. Постепенно возникли смешанные славяно-финские поселения и могильники. С увеличением славянского населения финские народы становятся меньшинством на ранее занимаемых ими территориях. В центральных областях процесс ассимиляции шел довольно быстро, но в Костромском Поволжье он затянулся на столетия.

Четырехсотлетняя история мери, чуди, мурома, веси VI–Х веков явилась по сути предысторией Северо-Восточной Руси, ставшей впоследствии центром единого русского государства.

http://elkipalki.net/author/gelijnik/2009-06-02?page=1

0



Создать форум