Бадьёльйывсаяс - Бадьёльские

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Бадьёльйывсаяс - Бадьёльские » История Республики Коми » КАК МАТРОСА ЕГОРА “ОСИП СЪЕЛ”


Создать форум

КАК МАТРОСА ЕГОРА “ОСИП СЪЕЛ”

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

М.Д.Игнатов
КАК МАТРОСА ЕГОРА “ОСИП СЪЕЛ”

Лето 1941 года хорошо запомнилось мне и всем жителям Помоздинской волости на верхней Вычегде не только потому, что в июне началась война с фашистской Германией и большинство мужиков проводили на фронт с обычными в таких случаях пьянками, песнями, причитаниями и горькими слезами, но еще и потому, что в это лето медведи задрали у многих местных жителей коров, а из колхозного табуна пропали несколько жеребят. Люди предполагали, что жеребят могли съесть беглые заключенные, так как остатков их, обычно остающихся после пиршества медведей, ни разу обнаружить не удалось, несмотря на усиленные поиски, организованные колхозным начальством. Однако в суматохе начала войны пропаже жеребят не придали большого значения и вскоре о них забыли.

Я вспомнил об этих событиях, произошедших шесть с лишним десятилетий назад, совсем недавно, когда начал собирать для мартиролога “Покаяние” материалы о судьбе одного из моих односельчан по прозвищу Матрос Ёгор, осужденного в 1937 году по обвинению в контрреволюционной пропаганде и троцкизме на 10 лет лагерей. Дело в том, что Матрос Ёгор, по паспорту Егор Ефимович Игнатов, а по-коми Кöч Вась Епим Ёгор, приходится мне давним родственником и некоторые подробности его судьбы, удивительно богатой драматическими и трагическими событиями, я уже знал с детства, так в начальной школе учился в одном классе с его племянником Вась Колей, который рассказывал мне некоторые случаи из жизни своего дяди-матроса, в то время уже осужденного и находившегося в лагере.

Он говорил, что его дядя был матросом на “Авроре” и во время Октябрьской революции стрелял по Зимнему дворцу из пушки, затем вернулся домой и во время гражданской войны воевал с белыми на Печоре. В колхозе он работал кладовщиком, а в тюрьму его посадили за то, что во время службы на флоте дружил с каким-то Троцким, который оказался врагом народа. Однако от взрослых жителей нашего села я слышал, что Матроса Ёгора посадили в тюрьму за то, что он Сталина обозвал обжорой, который якобы съел весь хлеб, выращенный колхозниками. В правдивость этих слухов я нисколько не верил, сознавая своим детским умом, что столько хлеба один человек не в состоянии съесть за всю свою жизнь.

Потом пошел слух, что Матрос Ёгор сбежал из лагеря и его повсюду ищут стрелки и милиция (“стрелками” тогда у нас называли не только охранников и надзирателей, но и всех тех, кто служил во внутренних войсках и был одет в военную форму). Незадолго до конца войны Матрос Ёгор неожиданно вернулся домой. Говорили, что его освободили досрочно по болезни. Тогда же меня самого осудили на два года “за колоски” и отправили в Верхотурьинскую детскую колонию на Урале, откуда домой в колхозное рабство я уже не вернулся. Поэтому о дальнейшей судьбе Матрос Ёгора я ничего не знал и решил съездить в родное село, чтобы расспросить его родственников и старожилов.

Когда я стал расспрашивать в Помоздине, кто бы мне помог узнать подробности жизни Матрос Ёгора, старожилы посоветовали встретиться и побеседовать с 90-летней Варварой Ефимовной Бутиковой. Я зашел к ней и она поведала мне такую историю.

– В довоенные годы у нас в селе очень много арестовывали и отправляли в лагеря. А за что их судили мы зачастую даже и не знали. Теперь вот говорят, что “ни за что”. Но Матроса Ёгора, как говорят, судили “за язык”, – за простую шутку. Он кладовщиком работал в колхозе и однажды повез на телеге мешки с зерном, чтобы сдать поставки государству. По дороге встретилась ему Ниле Миш Öдя и спросила, кому он везет зерно. Матрос Ёгор сказал, что “Осипу”, и поехал дальше. Миш Одя была партийная, состояла членом комитета бедноты и везде совала свой нос. Она пошла в сельсовет и заявила, что Матрос Ёгор надсмехается над именем Сталина, госпоставку называет “Осипу на съедение”. По ее доносу Матрос Ёгора арестовали и увезли в Сыктывкар. Миш Одю вскоре вызвали туда же как свидетельницу. Обратно домой она возвращалась на пароходе, который тащил за собой баржу. Миш Одя сидела внизу и почему-то высунула голову в круглое окошечко пароходной кабины. И как раз в это время резко натянулся буксирный трос, скользнул вдоль борта парохода вверх и оторвал голову Миш Оде. Вот такая суровая и быстрая кара Божья кара постигла доносчицу. А Матрос Ёгор через несколько лет вернулся домой, – говорят, что его оправдали.

Я тебе рассказал лишь то, что слышала от людей, а более подробно и правдиво может рассказать тебе дочь Матрос Ёгора Капа. Она живет в Модлаполе. Ее муж конюх.

От Варвары Ефимовны я направился в соседнюю деревню Модлапол и на центральной улице у магазина встретил Митрей Вась Колю, своего одноклассника и приятеля в школьные годы. Его мать была родной сестрой Матрос Ёгора, поэтому он, несомненно, многое мог рассказать мне о судьбе своего дяди, так что после обычных в таких случаях приветствий и расспросов о здоровье и новостях я начал расспрашивать его о Матрос Ёгоре.

– Коля, это правда, что твоего дядю Матрос Ёгора судили за слова, сказанные им Миш Оде, будто он мешки с зерном везет “Осипу на съедение”?

– Да нет, дело было по-другому: он теленка своего вел на поводке на убойный пункт сдавать на мясопоставку и встретился ему по дороге Тима Иван, который спросил, куда он теленка ведет. Дядя Ёгор ему в шутку сказал: “Осипу”. Ты же знаешь, люди часто говорят так, когда что-нибудь съедят и покажется им мало: “Вкусно было, да Осип съел”. В тот же день вечером дядю Ёгора арестовали и Тима Иван рассказал следователю о своей встрече и разговоре с дядей. Потом уже и Миш Одя рассказала следователю тот случай с зерном. Вот за это шутливое слово и посадили его на 10 лет.

– Я слушал, что он совершил побег из лагеря. Если это так, то ему должны были еще и срок добавить.

– Весной 41-го года, через четыре года после ареста, дядя Ёгор действительно совершил побег из лагеря, который располагался недалеко от села Усть-Нем. Он там работал на лесозаготовках. Заключенных кормили очень плохо и, как он потом рассказывал нам. Он почувствовал, что скоро умрет от истощения. Поэтому и решил сбежать, чтобы хотя бы перед смертью еще раз увидеть своих детей и жену. Леса по берегам Вычегды он знал хорошо, так как много лет работал бакенщиком и охотился (это когда еще не было колхозов), знал все охотничьи тропинки и избушки, поэтому стрелки его не смогли поймать. Моя мать говорила, что первое время он скрывался у нас в Ягслудабоже (это соседняя деревня находится в 2-х километрах от Модлапола. – М.И.) в нашей бане, а затем построил себе в лесу шалаш-лабаз на деревьях и все лето жил там, а домой к нам за едой приходил только ночью, переодевшись в женскую одежду. Но еду он добывал в лесу, главным образом, сам – ловил жеребят из колхозного табуна и употреблял их на мясо. Осенью жить в лесу стало холодно и дядя Ёгор решил возвратиться в лагерь, потому что понимал, что рано или поздно его все равно поймают. Когда он явился на вахту сдаваться, охранники набросились на него и стали избивать всем, чем попало. Избили до полусмерти и, наверное, убили бы, но пришел начальник лагеря и приказал прекратить избиение. Дядя Ёгор говорил, что следователи на допросах его очень сильно избивали – требовали от него признаться в каких-то преступлениях и назвать имена сообщников. Женщины, которые обмывали дядю Ёгора после смерти, говорили, что все его тело было покрыто шрамами и рубцами от ран.

– Коля, еще во время учебы в школе ты мне говорил, что твой дядя Ёгор был матросом на крейсере “Аврора” и стрелял из пушки по Зимнему дворцу. Расскажи мне более подробно все, что тебе известно об этом.

– Нет, он служил не на “Авроре”, а был матросом на каком-то другом корабле. Но в дни Октябрьской революции его в числе многих других матросов послали штурмовать Зимний дворец и арестовывать членов Временного правительства. Небольшую группу матросов штаб восстания направил на “Аврору” для того, чтобы они сагитировали матросов крейсера бунтовать против офицеров и заставить их выполнять приказы штаба восстания. Вот в эту группу попал и дядя Ёгор. Он рассказывал нам, что находился рядом с той пушкой, из которой был сделан выстрел по Зимнему дворцу, и видел собственными глазами как заряжали пушку снарядом с боевой головкой и удивлялся тому, что потом стали писать и говорить, будто с “Авроры” был сделан холостой сигнальный выстрел.

– А знаешь, Коля, я могу подтвердить, что твой дядя говорил правду: этот выстрел с “Авроры”, действительно, был сделан не холостым, а боевым фугасным снарядом. В 1967 году я снимал документальный фильм о последних часах Временного правительства и мои консультанты-историки раздобыли в архивах фотографию разрушенной стены кабинета Александра III на третьем этаже Зимнего дворца, куда попал снаряд, выпущенный с “Авроры”. Уже тогда они мне говорили, что все разговоры о так называемом “холостом выстреле”, “женском батальоне, защищавшем Зимний” и “штурме Зимнего” – откровенная ложь большевистской пропаганды, а на самом деле события Октябрьского переворота развивались иначе, гораздо драматичнее и трагичнее, чем написано было в тех книгах и учебниках, по которым мы с тобой учились. Но это уже другая тема для разговора. А сейчас меня больше интересует все, что касается жизни твоего дяди Егора. Расскажи о нем все, что знаешь.

– О дяде Ёгоре тебе больше и точнее расскажет его младшая дочь Капа. Она тут недалеко живет. Я тебя проведу и познакомлю с ней.

Капитолина Егоровна оказалась дома. Она сидела за столом и пила чай. Я представился и пояснил ей причину своего визита. Они пригласила нас к столу. Я не стал упираться, сел за стол и беседа началась.

– В каком году Вашего отца призвали на военную службу? – спросил я, – и участвовал ли он в боях во время Первой мировой войны?

– В армию его взяли за два года до Октябрьской революции, когда ему исполнилось 22 года. Рассказывал как во время Мировой войны они на своем корабле бросали мины в Балтийское море, чтобы немецкие корабли не могли подойти к берегам России и к Ленинграду. Потом началась революция и по приказу Ленина и Троцкого их направили в Ленинград. – тогда еще этот город Питером назывался. Рассказывал как они в Кронштадте погрузили на свой корабль снаряды для пушек и повезли их на крейсер “Аврора” для стрельбы по Зимнему дворцу. На этом же корабле пошли из Кронштадта в Ленинград несколько тысяч матросов, чтобы штурмовать Зимний..

– Неужели на крейсере “Аврора” снарядов не было? Как-то не верится.

– Я не знаю, – рассказываю то, что слышала от отца. Он говорил, что сам принимал участие в выгрузке этих снарядов на “Аврору”. Врать же он не будет.

– Раз он был на стороне большевиков во время октябрьских событий, то, видимо, он и в Гражданской войне принимал участие на их стороне. Он что-нибудь рассказывал об этом?

– После того как царя скинули и власть перешла в руки коммунистов, нашего отца отпустили домой. Вернулся он одетый во все матросское и дома донашивал эту форменную одежду еще много лет, поэтому и стали его называть Матрос Ёгор. В 19-ом году у нас в Коми началась Гражданская война между белыми и красными и наш отец опять же примкнул к красным, чтобы воевать против белых, которые наступали на красных со стороны Сибири из-за Урала и с Севера. Красные командиры отправили нашего отца в разведку на Печору, чтобы он разузнал, где находятся белые и сколько их. Отец поехал туда зимой под видом ямщика в большом обозе, направлявшимся в Ляпин на Оби за хлебом, но, когда они прибыли в Троицко-Печорск, там произошло восстание кулаков, которые свергли местную советскую власть и арестовали всех сторонников красных. В их число попал и мой отец. Всех их приговорили к расстрелу, но решили привести приговор в исполнение на следующий день, а на ночь поместили приговоренных в большой холодный амбар и заперли. Возле дверей поставили караульного. Случайно этим караульным оказался брат нашей бабушки по прозвищу Кöрöг осип, который узнал нашего отца, выпустил его из амбара и прятал у себя до прихода красных, которые очень скоро подавили бунт белых кулаков. Вот так он спасся тогда от неминуемой смерти. Всех остальных людей, запертых на ночь в тот амбар, на следующий день белые расстреляли на льду Печоры и трупы их побросали в прорубь. Отец говорил, что белые тогда убили больше сотни человек.

– Чем занимался Ваш отец после того, как вернулся домой с Печоры?

– Он устроился работать бакенщиком в пароходстве и почти десять лет работал, а когда стали организовываться колхозы, одним из первых вступил в колхоз и вплоть до своего ареста работал кладовщиком. Потом он очень жалел, что ушел из пароходства в колхоз. Когда он работал бакенщиком, то много рыбачил летом, а зимой охотился, и всего в доме было вдоволь, семья не нуждалась ни в чем, хотя была довольно большая, семерых детей вырастили отец с матерью, да еще трое умерли в раннем возрасте.

– Где сейчас живут Ваши братья и сестры?

– В живых остались мы одни с сестрой Лидой. Она 26-го года рождения, на три года старше меня. В конце войны она уехала на Печору и всю жизнь проработала на железной дороге путеобходчицей. Сейчас уже на пенсии, на станции Кожва живет. Был у нас старший брат Алексей, но погиб в бою под Сталинградом. Средний брат Даниил погиб недавно здесь, в Помоздино. Он на электростанции работал и там Пирей Модест по пьянке из-за стопки вина толкнул его в чан с кипящей водой, и он заживо сварился. Младший наш брат Матрос Миш тоже уже на том свете. Мужики у нас здесь все пьют без меры и рано умирают.

– Помните ли Вы встречу с Вашим отцом, когда он после побега пришел домой?

– Как потом рассказывали нам отец и мать, он пришел ночью и зашел в дом через хлев, поднялся в сени, где мы спали под пологом. Только он хотел поднять край полога, чтобы взглянуть на спящих, как начали стучать в дверь. Видимо, из лагеря сообщили, что он сбежал, и местная милиция уже поджидала его, укрываясь где-то в соседних домах, а так как весной у нас светло как днем, они заметили, что кто-то вошел к нам и явились арестовать его. Отец бегом выскочил из дома через хлев и прыгнул в колодец во дворе. Милиционер и понятые обыскали весь дом, но не нашли его. После этого случая он уже не рисковал приходить домой, а скрывался в Ягслудабоже у своей сестры Епим Оди либо жил в лесу в шалаше недалеко от нашей деревни. Тайно от людей наша мама носила ему еду, одежду и другие самые нужные вещи. Он скрывался четыре летних месяца, а осенью вернулся в лагерь и сдался стрелкам, которые его чуть не убили, избивая прикладами винтовок и сапогами.

– Некоторые старожилы в Помоздине говорят, что на Вашего отца настучала партактивистка Миш Одя, а Вась Коля вот утверждает, что донес на него Конэ Иван. Что Вы знаете об этом? Кто его заложил на самом деле?

– Да оба они виноваты, оба выступали на суде и лжесвидетельствовали. Кроме них лжесвидетелями на суде выступали еще Лар Матвей (Матвей Илларионович Игнатов) и Педе Миш (Михаил Федотович Чисталев). Педе Миш и Конэ Иван позднее оправдывались перед отцом, говорили, что их следователи насильно принудили ложно свидетельствовать, сами составили ложное заявление-донос и заставили подписать. Вначале они отказывались, но следователи им пригрозили, что, если они не подпишут, то их самих арестуют и расстреляют. У них в семье было много детей и ради спасения их они согласились на лжесвидетельствование. А Миш Одя вообще была отъявленная ябедница и бессовестная коммунистка, поэтому и назначили ее заместителем председателя нашего колхоза да еще и заведующей скотным двором.

– А как ее фамилия?

– До замужества была Уляшева, – из деревни Вольдино она, но вышла замуж за Демит Ёгора из нашей деревни и стала Игнатовой.

Капитолина Егоровна дала мне адрес своей сестры Лиды и я написал ей письмо с просьбой сообщить мне как можно подробнее все, что она знает о драматической судьбе своего отца. Через некоторое время я получил от нее письмо, где она описала события, связанные с осуждением ее отца. В ее сообщении многое повторяет и подтверждает то, что я уже знал из рассказов Капитолины Егоровны и Вась Коли, но есть и совершенно новые и интересные факты. Я процитирую отдельные выдержки из ее письма, написанного в январе 2000 года, в переводе с коми на русский язык.

“Нашего отца продали властям жители нашей же деревни Тима Иван Игнатов и Педе Миш Чисталев. Они согласились лжесвидетельствовать следователям и на суде за два мешка ржи, которые они получили за то, что подписали ложные свидетельские показания на отца…

Но нашего отца ведь посадили не только за сказанную им поговорку “Осип Съел”. Его ведь судили еще и как “троскиста”. Даже и нас, его детей, потом постоянно обзывали “троскистами”. В один из вечеров весной 1937 года отец зашел как обычно просто так посидеть к своему шурину Оде Ивану, который был женат на сестре нашего отца Епим Кате. А жили они по соседству, через дом от нас. Еще до прихода нашего отца у Одя Ивана была какая-то сходка мужиков, но к приходу отца они уже разошлись и отец их даже не видел. Однако вслед за отцом в дом Оде Ивана вошли милиционеры и арестовали его. Потом следователи стали требовать, чтобы он сознался и сказал им, кто еще кроме него был на сходке у Оде Ивана и о чем они там договорились. Отец им правду говорил, что зашел к шурину просто так посидеть и никого там не застал и не видел. Его очень сильно избили, требуя признания в том, чего не было и чего он не знал. Потом следователи били и пытали его в тюрьме, а затем и в лагере сильно избивали, особенно после побега. От избиений и голода он ослаб настолько, что был уже почти при смерти и в 1944 году его отправили умирать домой. Здесь в деревне прилепилось к нему прозвище Матрос-Троскис-Ёгор. Только в 1956 году, уже после смерти его пришло оправдание: оказывается, он ни в чем не был виноват.

Но даже после своего возвращения из лагеря от политики наш отец не отошел. За это его молодые люди уважали. Еще тогда он нам говорил, что Сталин Иуда, пришелец и самозванец. А еще говорил, что если бы Каплан не пристрелила Ленина по указанию Сталина, то Второй мировой войны бы не было, – Ленин бы перехитрил Гитлера. Эти его слова я не забуду никогда…

Вы спрашиваете о фотокарточках отца. Было много фотокарточек нашего отца в матросской форме с надписью “Балтийский флот” на ленточке бескозырки, но все эти фотокарточки выклянчили и забрали у нас учителя в местный школьный музей. Дома у Капы осталась одна единственная фотокарточка, увеличенная копия. Была фотокарточка, где пятеро матросов сфотографированы и среди них наш отец. Со службы отец вернулся домой в матросской форме, только штаны потерял по дороге домой – какой-то беглец украл их у него ночью, когда спал”.

В Помоздине я попытался найти фотографии Матрос Ёгора, спрашивал у директора школы, учителей и заведующего школьным музеем. Но оригиналы фотографий с Матрос Ёгором куда-то бесследно исчезли уже много лет назад. Однако заведующий Домом-музеем В.Т.Чисталева Вокан Вениаминович Чисталев когда-то переснял эти фотографии своим любительским фотоаппаратом и негативы сохранились в его домашнем архиве. Он любезно предоставил мне возможность отпечатать с них снимки, за что я ему очень признателен. К сожалению, копии получились низкого качества. И все равно они имеют большую ценность. Ведь у нас в Коми крае едва ли можно найти еще кого-то, кто принимал участие в осаде и захвате Зимнего дворца в октябре 1917 года, да еще сам доставлял снаряды на крейсер “Аврора” и стоял рядом с орудием, из которого был произведен исторический сигнальный выстрел “холостым снарядом”, который в действительности оказался такой убойной силы, что разрушил не только стену царского кабинета, но и всю Российскую империю “до основания, а затем…”. Затем было то, что всем в общих чертах уже хорошо известно. Но отдельные эпизоды и детали этого грандиозного исторического процесса все еще продолжают всплывать из забвения, заполняя пробелы и бреши в исторической памяти людей.

0

2

ИЗ СЛЕДСТВЕННОГО ДЕЛА ЕГОРА ЕФИМОВИЧА ИГНАТОВА

Публикация документов из следственного дела Егора Ефимовича Игнатова дополняет рассказ о его судьбе, составленный на основе воспоминаний родных и односельчан “Матроса Ёгора”. Она дает редкую возможность сравнить то, что сохранила народная память, оценку событий их участниками и современниками с официальным изложением произошедшего. Такая публикация преследует и еще одну цель: показать механизм осуществления массовых политических репрессий в самый их разгар – в 1937-1938 гг. Дело Игнатова интересно тем, что оно самое что ни на есть рядовое. Это наглядный пример того, как вершилось “правосудие” в “стране победившего социализма”, практическое пособие по изучению системы советского судопроизводства в 30-е гг.

Всего один протокол допроса обвиняемого, несколько протоколов допросов свидетелей и очных ставок, которые по существу таковыми не являются, очень короткое и небрежно составленное обвинительное заключение, суд без участия прокурора и защиты, сведшийся лишь к соблюдения минимальных формальностей, и приговор – вот и все дело, позволившее осудить человека, вся вина которого заключалась в нескольких критических замечаниях в адрес политики руководства страны, на 10 лет лагерей (а могли и расстрелять).

Внимательно просмотрев документы, нетрудно найти массу несуразностей, натяжек и просто подтасовок фактов. К примеру, постановление об избрании меры пресечения составлено и подписано начальником Усть-Куломского райотдела милиции, но от имени начальника Усть-Куломского РО НКВД, который сам же его и утвердил; в списке свидетелей фигурируют люди, которые не допрашивались и вообще к делу отношения не имели, и т.д.

Прошло много лет, прежде чем справедливость была восстановлена. На основании Закона РФ “О реабилитации жертв политических репрессий” Его Ефимович Игнатов был реабилитирован по заключению Прокуратуры Коми ССР, утвержденному 17 ноября 1992. В 2002 г. были реабилитированы его дочери Авлида и Капитолина (других детей к этому времени уже не было в живых).

Следственное дело Е.Е.Игнатова находится на хранении в архиве УФСБ РФ по Республике Коми (а/номер КП-10659). В деле 36 документов, из них 31 относится к 1937-1938 гг., 5 – к 1992-2002 гг. (документы по реабилитации). Опубликованы 20 основных документов, позволяющих составить полное представление о деле Е.Е.Игнатова.

В публикацию не включены вспомогательные документы: справки, сопроводительные письма и т.п. Для полноны картины перечислим их: 1) ордер № 15 на арест Игнатова Е.Е. 7 июня 1937 г. (Л.2); 2) протокол обыска. 7 июня 1937 г. Опись изъятого: пустой бланк служебной записки в печатью СУРПа; выписка из протокола заседания правления колхоза от 14/I-1937 г. (Л.3); 3) незаполненный бланк служебной записки с печатью Северного управления речного пароходства (Сыктывкарский технический участок службы пути и связи) (Л.4); 4) справка Помоздинского сельсовета на Игнатова Е.Е., в том, что он по соц. положению колхозник, родился в 1892 г., женат, имеет 7 детей и проживает в д. Модлапол Помоздинского с/с. 2 июня 1937 г. (Л.6); 5) справка, выданная председателем колхоза “Гай”, о том, что колхозник Игнатов Е.Е. в 1936 г. за год трудодней 26,95, в 1937 г. с 1 января по 7 июня 0,27 трудодней. 7 июня 1937 г. (Л.7); 6) выписка из протокола заседания правления колхоза “Гай” на коми языке. Без даты (Л.8-10); 7) список лиц, подлежащих вызову на судзаседание (обвиняемый Игнатов Е.Е., свидетели Игнатов М.И., Чисталев М.Ф., Чисталев С.А., Игнатов И.К., Игнатова Е.М., против каждой фамилии стоит галочка красным карандашом). Без даты (Л.29).; 8) сопроводительная к следственному делу Игнатова Е.Е., направленному из Прокуратуры Коми АССР в Верховный суд Коми АССР (Спецколлегия). Исх. № 80/нп. 11 августа 1937 г. (Л.32); 9) протокол вручения обвинительного заключения Игнатову Е.Е. в порядке ст. 236 УПК. Сыктывкарская тюрьма. 9 сентября 1937 г. (Л. 34); 9) телеграмма Верховного суда Коми АССР в Помоздинский с/с об обеспечении безоговорочной явки в с. Усть-Кулом в помещение нарсуда на Спецколлегию Верхсуда 25 декабря к 10 часам утра свидетелей из д. Модлапол Игнатова Матфея Илларионовича, Игнатова Михаила Александровича, Чисталева Михаила Феодоровича, Чисталева Степана Алексеевича, Игнатовой Евдокии Михайловны, с. Помоздино Игнатова Ивана Кондратьевича, д. Вильгорт Симаковой Елизаветы Николаевны. 16 декабря 1937 г. (Л.35); 10) расписка РОМ Усть-Куломского района в получении копии приговора Спецколлегии Верховного суда Коми АССР “на предмет направления осужденного Игнатова Егора Ефимовича в Сыктывкарскую тюрьму”. 26 декабря 1937 г. (Л.40); 11) расписка осужденного Игнатова Е.Е. в получении копии приговора по уголовному делу № 663. 26 декабря 1937. (Л.41).

Тексты документов публикуются полностью и дословно, без редакторской правки. Сокращены только заголовки документов, поскольку они указаны в заголовках публикаций, а также фамилии сотрудников НКВД. После каждого документа указываются листы дела КП- 10659.

Публикация документов подготовлена О.Н.Бабиковой и М.Б.Рогачевым.

0

3

№ 1
Отношения начальника Усть-Куломского РО НКВД прокурору Усть-Куломского р-на на арест Игнатова Е.Е.

3 июня 1937 г.
РАЙПРОКУРОРУ УСТЬ-КУЛОМСКОГО р-на КАССР

Прошу санкционировать арест и привлечение к Уголовной ответственности гр-на ИГНАТОВА Егора Ефимовича.

ИГНАТОВ Егор Ефимович – 1892 года рождения, колхозник деревни МЕДЛАПОВ ПОМОЗДИНСКОГО с/совета Устькуломского р-на, женат, не судимый, б/партийный. На протяжении ряда лет систематически среди колхозников колхоза “ГАЙ” проводит контрреволюционную агитацию против мероприятий партии и Советской Власти, беря основной упор на срыв Государственных работ лесозаготовок, лесосплава и на развал колхоза “ГАЙ”. Открыто заявляет, что в случае нападения на Советский Союз он оружие повернет против Советской Власти.

Кроме этого ИГНАТОВ Е.Е. систематически среди населения распространяет контрреволюционные-клеветнические разговоры о принудительном труде в нашей стране, неправильной политики партии и против Вождя Советской Власти.

В Мае и Июне с/г. он-же ИГНАТОВ Е.Е. категорически отказавшись от работ на сплаве и сагитировал на невыход остальную часть колхозников.

На основании изложенного выше ИГНАТОВ Егор Ефимович подлежит аресту и привлечению к уголовной ответственности по ст. 58 п.10 ч.1 УК.

НАЧАЛЬНИК Устькуломского РО НКВД
Мл. Лейтенант Гос. Безопасности – <фамилия>

АРЕСТ САНКЦИОНИРУЮ РАЙПРОКУРОР Устькуломского р-ну <фамилия>

Л. 1. Машинопись.

№ 2
Постановление об избрании меры пресечения и предъявлении обвинения Игнатову Е.Е. Утверждено Начальником Усть-Куломского РО УНКВД по Северному краю 8.06.1937

7 июня 1937 г.

Я, Нач-к Устькуломского РО НКВД Мл. Лейтенант Гос. Безопасности <фамилия> Управления НКВД по Коми АССР
рассмотрев следственный материал по делу № ____и приняв во внимание что гр. ИГНАТОВ Егор Ефимович – 1892 г. рожд. колхозник деревни МЕДЛАПОЛ Помоздинского с/с Усть-Куломского р-на КАССР, б/п., не судимый достаточно изобличается в том, что на протяжении ряда лет систематически среди местного населения проводит контрреволюционную агитацию против мероприятий партии и Сов. Власти с целью срыва государственных работ: лесозаготовок и лесосплава и развала колхоза “ГАЙ”. Открыто заявляет, что в случае нападения на Сов. Союз он повернет оружие против Сов. Власти. Кроме этого среди населения распространяет контрреволюционные-клеветнические разговоры: о принудительном труде в Нашей Стране, неправильной политики партии и против вождя Сов. Власти. В Мае и Июне с/г. отказавшись от работ на сплаве проводил агитацию на невыход членов к-за “ГАЙ”. А поэтому на основании ст. ст. 128, 129, 147, 158 и 159 УПК

ПОСТАНОВИЛ
гр-на ИГНАТОВА Егора Ефимовича привлечь в качестве обвиняемого по ст. ст. 58 п.10. ч.1 УК, мерой пресечения способов уклонения от следствия и суда избрать содержание под стражей при Сыктывкарской Тюрьме НКВД по II-й категории.

НАЧ-К Устькуломского РОМ НКВД
Сержант Милиции – /подпись/

Настоящее постановление мне объявлено 7 июня 1937 г. Е.Игнатов

Л.5. Бланк. Машинопись.

№ 3
Протокол допроса Игнатова Егора Ефимовича.

7 июня 1937 г.

1937 г. июня мес. 7 дня. Я, начальник Устькулом. РОМ Упр. НКВД по СК <фамилия> допросил в качестве обвиняемого
1. Фамилия: Игнатов
2. Имя и отчество: Егор Ефимович
3. Дата рождения: 1892 г.
4. Место рождения: дер. Модлапов Помоздинского с/с Устькул. р-на
5. Местожительство: То же
6. Нац. и гражданство (подданство): коми
7. Паспорт: не имеет
8. Род занятий: Постовой старшина СУРПа
9. Социальное происхождение: из крестьян
10. Социальное положение (род занятий и имущественное положение):
а) до революции крестьянин
б) после революции крестьянин в настоящее время с 1932 г. в колхозе
11. Состав семьи: жена Надежда Петровна сыновья: Алексей, Даниил, Михаил дочери: Анфиса, Авлида, Заря, Галина* Егоровичи и Егоровны Игнатовы
12. Образование (общее и специальное): малограмотный, неокончивший сельскую школу
13. Партийность (в прошлом и настоящем): не состоял
14. Каким репрессиям подвергался: судимость, арест и лр. (когда, каким органом и за что):
а) до революции не подвергался
б) после революции не подвергался
15. Какие имеет награды (ордена, грамоты, оружие и др.): при сов. власти не имеет
16. Категория воинского учета запаса и где состоял на учете: снят с учета
17. Служба в Красной армии (красной гвар., в партизанских отрядах), когда и в качестве кого: с 1917 по 1921 года рядовым красноармейцем
18. Служба в белых и др. к.-р. армиях (когда, в качестве кого): был в плену у белых в 1919 году с 1/I 19 г. по сентябрь 1919
19. Участие в бандах и др. к.-р. организациях и восстаниях: не участвовал
20. Сведения об общественно-политической деятельности: никаких не имеет

Показания обвиняемого Игнатова Егора Ефимовича

________________________ “7” июня_______________________________1937 г.

Вопрос: Признаете ли себя виновным в контрреволюционной агитации?
Ответ: Виновным себя в контрреволюционной агитации не признаю, с моей стороны этого не было.

Вопрос: Говорили ли вы, что если начнется война с Советским союзом, то мы штыки повернем против советской власти?
Ответ: Нет, я этого никогда и нигде не говорил.

Вопрос: говорили ли вы, что мы колхозники и вообще все крестьяне работаем на Осипа и что наши нужды съест Осип?
Ответ: Нет этого я не говорил.

Вопрос: Почему вы нигде [не] работали и не работаете ни на лесозаготовке, ни на сплаве и почему не подчиняетесь председателю колхоза и сельсовету?
Ответ: На лесозаготовке 1937 году я работал, а на сплаве не работал потому, что был занят на работе СУРПа, но договор сельсоветом на эту работу не заверялся.

Вопрос: Признаете ли себя виновным в разложении дисциплины среди колхозников путем контрреволюционной агитации среди них?
Ответ: Нет, не признаю, колхозников я не дезорганизовывал. Больше добавить ничего не могу.

Протокол мне прочитан и записано с моих слов верно к сему Е.Игнатов
Л.11-12. Бланк. Рукопись.

0

4

№ 4
Протокол допроса свидетеля Игнатова Матвея Илларионовича.

14 июля 1937 г.

1937 года июля 14 дня, я, пом. оперуполномоченного РО НКВД <фамилия> Управления НКВД по Севобл. с соблюдением ст. ст.162-165 и 168 УПК допросил нижепоименованного в качестве свидетеля и он показал:

Игнатов Матфей Илларионович 1900 г. рож., уроженец Устькуломского р-на Помоздинского с/совета деревни Мудлаполь*, беспартийный, грамотный, не судимый, по национальности коми, соцпроисхождение из кр-н бедняков, работает в данное время на лесосплаве местечко “Тимшер”, проживает Помоздинский с/совет дер. Мудлаполь. Будучи предупрежден об ответственности по ст. 95 УК за дачу ложных показаний по существу дела показал:

Вопрос: На каком языке желаете давать свои показания?

Ответ: Свои показания я буду давать на русском языке.

Вопрос: Расскажите, что Вам известно о контрреволюционной деятельности Игнатова Егора Ефимовича.

Ответ: Игнатов Егор Ефимович систематически проводил контрреволюционную агитацию, направленную на срыв мероприятий проводимых партией и правительством о чем мне – Игнатову известно из следующих фактов. В феврале или марте м-це 1937 года (точно не помню) на лесоучастке в местечке “Чудвож” в присутствии Игнатова Егора Меркурьевича, Чисталева Егора Ивановича, меня и других в числе 23 человек, в один из выходных дней, Игнатов Егор Ефимович агитировал массу уйти с лесозаготовок говорил: Что работа на лесозаготовках – это принудительный труд, всех выгоняют принудительно, дают непосильное задание выполнить которое физически невозможно, ничем не обеспечивают, семья и сами рабочие голодают, сравнивал “Советская власть – это Колчаковская власть” в работе систематически саботировал, день работает, несколько дней гуляет.

Такой агитацией он занимался систематически.

В 1936 году в июле м-це в правлении колхоза в присутствии: Попова Вениамина Евстафьевича, председателя колхоза Игнатова Михаила Александровича, меня и других (фамилии не помню) при обсуждении вопроса о госпоставке хлеба и мяса Игнатов Егор Ефимович говорил, что колхозников душат непосильными налогами, что с колхозников берут последнее, ничего не оставляют, в результате колхозники голодают, а все забирает себе Осип (под словом Осип нужно понимать вождя народов тов. Сталина) – этим иронизировал вождя народа тов. Сталина. Такие высказывания у Игнатова Егора Ефимовича были систематически на протяжении 1935 и 1936 года.

Вопрос: Что Вы можете еще добавить к своим показаниям?

Ответ: Больше к своим показаниям ничего добавить не могу. Протокол записан с моих слов правильно и мне зачитан. Игнатов.

Допросил пом. опер. уполном.
Устькуломского РО НКВД <подпись>

Л.13-14. Бланк. Рукопись.

№ 5
Протокол допроса свидетеля Игнатова Михаила Александровича.

13 июля 1937 г.

1937 года июля 13 дня, я, пом. оперуполном.Устькуломского РО НКВД <фамилия> Управления НКВД по Севобл. с соблюдением ст. ст.162-165 и 168 УПК допросил нижепоименованного в качестве свидетеля и он показал:

Игнатов Михаил Александрович 1901 года рожд. урож. с. Помоздина Устькуломского р-на Помоздинского с/с Коми АССР. По национальности коми, грамотный, не судимый, соцпроисхождение из кр-н бедняков, работает в данное время пред. колхоза “Гай” проживает д. Мадлапол. Будучи предупрежден об ответственности по ст. 95 УК за дачу ложных показаний по существу дела показал:

Вопрос: На каком языке желаете давать свои показания?

Ответ: Свои показания я могу давать на русском языке.

Вопрос: Расскажите, что Вам известно о контрреволюционной деятельности Игнатова Егора Ефимовича?

Ответ: Игнатов Егор Ефимович систематически проводил контрреволюционную агитацию направленную на срыв мероприятий проводимых партией и правительством, что подтверждают следующие факты: В начале 1936 года (месяц и число точно не помню), в правлении колхоза в присутствии Чисталева Михаила Федоровича, Игнатова Матфея Иларионовича, Игнатовой Евдокии Михайловны и других, будучи направляем мной на колхозную работу, говорил: “что на работу я не пойду т.к. работа в колхозе не сможет обеспечить себя и семью и создать хотя бы прожиточный минимум человеку, колхозники зачастую вынуждены голодать “да и что говорить” колхозное строительство не поднимает благосостояние колхозника, а приводит его к нищете и голоду. Взять например как жили раньше! Единоличник имел всего вдоволь, хозяйство каждого единоличника давало большие доходы, он не только обеспечивал себя, а имел возможность продать на сторону, а теперь говорят, что раньше работали для кулака, а теперь для кого для “Осипа” (нужно понимать по адресу тов. Сталина).

В конце 1935 г. в начале 1936 года м-ц и число точно не помню будучи неоднократно направляем на лесозаготовки в присутствии Игнатова Матфея Илларионовича, Игнатовой Евдокии Михайловны и других говорил: “что на лесозаготовку я не пойду – это принудительный труд, за работу оплачивают плохо. Семья не обеспечивается, голодает, ходит раздетая (и т.е. нечего одеть).

В 1937 году в правлении колхоза в присутствии нач. лесопункта Пашнина, Игнатова Михаила Егоровича и других, отказался идти на сплав – снова говорил “что это принудительный труд” и здесь же по адресу тов. Сталина выразился нецензурными словами. Кроме того Игнатов Е.Е. неоднократно (о чем мне передавал Чисталев Михаил Федорович) в лесу и в 1937 г. в первомайские праздники говорил: что скоро будет война, Красная армия, а в первую очередь мы когда нам дадут оружие в руки, повернем штыки против Советской власти, разгромим ее и тогда снова будем жить по прежнему.

Вопрос: Что можете добавить к своим показаниям?

Ответ: К своим показаниям больше добавить ничего не могу. Протокол записан с моих слов правильно и мне зачитан. Игнатов

Допросил пом. оперуполномоченного
Устькуломского РО НКВД <подпись>

Л.15-16. Бланк. Рукопись.

№ 6
Протокол допроса свидетеля Чисталева Михаила Федоровича.

13 июля 1937 г.

1937 года июля 13 дня, я, пом. оперуполном.Устькуломского РО НКВД <фамилия> Управления НКВД по Севобл. с соблюдением ст. ст.162-165 и 168 УПК допросил нижепоименованного в качестве свидетеля и он показал:

Чисталев Михаил Федорович, 1902 г. рожд., урож. Устькуломского р-на Помоздинского с/совета с. Помоздино дер. Мудлаполь, по национальности коми, соцпроисхождение из кр-н бедняков, грамотный, не судимый, работает в данное время в с. Помоздино пастухом, проживает дер. Мудлапол. Будучи предупрежден об ответственности по ст. 95 УК за дачу ложных показаний по существу дела показал:

Вопрос: На каком языке желаете давать свои показания?

Ответ: Свои показания я могу давать на русском языке.

Вопрос: Расскажите, что Вам известно о контрреволюционной деятельности Игнатова Егора Ефимовича?

Ответ: Игнатов Егор Ефимович, будучи враждебно настроен к Советской власти систематически проводил контрреволюционную агитацию направленную на срыв политических мероприятий проводимых партией и правительством, о чем подтверждают следующие факты: с момента организации колхоза в нашей деревне с 1931 года по 1937 год включительно Игнатов Егор Ефимович проявлял недовольство к колхозному сектору, мотивируя тем, что в колхозе жизнь плохая, колхозник своим трудом не может составить себе прожиточный минимум, систематически голодает, не обеспечивая себя и свою семью , что колхозный строй не улучшает благосостояние трудящихся, а приводит к нищете и голоду, одновременно сопоставляя, что раньше при индивидуальном хозяйстве жизнь “куда была лучше” всего бывдло достаточно, единоличник жил “припеваючи”, добавляя: “что теперь некоторые говорят, что раньше работали на кулака, ну а теперь на кого на Осипа (под словом “Осип” надо понимать тов. Сталина). Все это могут подтвердить Игнатов Михаил Александрович, Чисталев Степан Алексеевич.

Осенью 1936 года в доме Чисталева Григория Федоровича в присутствии меня – Чисталева М.Ф. (и других лиц фамилии не помню) во время выпивки возник разговор о предстоящей войне, где Игнатов Егор Ефимович сказал, что война скоро будет, с востока нападет Япония, с запада Германия, в результате Советский Союз разгромят, хотя мы и храбримся и говорим что сильны, но это только на словах, а на деле обратное да и к тому же, в случае войны наша Красная армия может повернуть штыки против Советской власти, а в первую очередь мы, когда у нас будет оружие в руках (под словом мы понимать можно старшие возраста).

В вопросе лесозаготовок Игнатов неоднократно на протяжении всего 1936 г. и начала 1937 года в правлении колхоза, когда решался вопрос о выделении рабочей силы для лесозаготовок говорил, что на лесозаготовку идти не нужно, там дают непосильное задание, котрое ни один колхозник выполнить не может, что работа на лесозаготовках – это принудительный труд, “работаешь, работаешь, а за работу ничего не получаешь” – это могут подтвердить председатель колхоза Игнатов Михаил Александрович, нач. лесопункта Пашнин, Игнатов Михаил Егорович и другие. Больше добавить ничего не могу.

Протокол записан с моих слов правильно и мне зачитан. Чисталев.

Допросил пом. оперуполномоченного
Устькуломского РО НКВД <фамилия>

Л.17-18. Бланк. Рукопись

№ 7
Протокол допроса свидетеля Чисталева Степана Алексеевича.

14 июля 1937 г.

1937 года июля 14 дня, я, пом. оперуполномоченного Устькуломского РО НКВД <фамилия>Управления НКВД по Севобл. с соблюдением ст. ст.162-165 и 168 УПК допросил нижепоименованного в качестве свидетеля и он показал:

Чисталев Степан Алексеевич, 1913 г. рожд., урож. Устькуломского р-на, Помоздинского с/совета с. Помоздино дер. Мудлапол, по национальности коми, грамотный, не судимый, из кр-н бедняков, работает в данное время в колхозе “Гай” в должности завхоза. Будучи предупрежден об ответственности по ст. 95 УК за дачу ложных показаний по существу дела показал:

Вопрос: На каком языке желаете давать свои показания?

Ответ: Свои показания могу давать на русском языке.

Вопрос: Что Вам известно о контрреволюционной деятельности Игнатова Егора Ефимовича?

Ответ: Игнатов Егор Ефимович, будучи враждебно настроен против Советской власти, систематически проводил контрреволюционную агитацию, направленную на срыв мероприятий проводимых партией и правительством, о чем мне известно из следующих фактов: В начале 1937 года на лесозаготовках, в местечке “Чудвож” в присутствии Игнатова Матфея Илларионовича и др. (фамилий не помню) Игнатов Егор Ефимович говорил: “что работа на лесозаготовках – это принудительный труд”, заставляют колхозника работать принудительно круглые сутки, дают непосильное задание, ничем не обеспечивают, в результате рабочий на лесозаготовках вынужден голодать, не может обеспечить себя и свою семью, одновременно сравнивает “что Советская власть – это Колчаковская власть”. От работы на лесозаготовках Игнатов Е.Е. систематически уклонялся, не подчинялся решению колхоза.

В начале 1937 года, около правления колхоза в присутствии, меня Чисталева С.А., Игнатова Матфея Илларионовича и председателя колхоза Игнатова Михаила Александровича, когда Игнатов М.А. давал Игнатову Е.Е. задание по колхозной работе, Игнатов Е.Е. от работы отказался, мотивируя тем, что в колхозе “работаешь, работаешь, а за работу ничего не получаешь” не можешь обеспечить себя и семью, в результате колхозник вынужден голодать, колхозный сектор не улучшает благосостояние колхозника, а приводит его к нищете и голоду, одновременно сравнивал жизнь в прошлом единоличника, с настоящей колхозной жизнью “что раньше жилось куда лучше единоличник обеспечивал себя полностью”. Больше добавить к своим показаниям ничего не могу. Протокол записан с моих слов правильно и мне зачитан. Чисталев <…>*

Допросил пом. оперуполн. Устькуломского
РО НКВД <фамилия>

Л.19-19 об. Бланк. Рукопись

№ 8
Протокол допроса свидетеля Игнатова Ивана Кондратьевича.

13 июля 1937 г.

1937 года июля 13 дня, я, пом. оперуполномоч. Устькуломского РО НКВД <фамилия> Управления НКВД по Севобл. с соблюдением ст. ст.162-165 и 168 УПК допросил нижепоименованного в качестве свидетеля и он показал:

Игнатов Иван Кондратьевич, 1880 г. рожд., урож. Устькуломского р-на, Помоздинского с/с с. Помоздино, неграмотный, несудимый, соцпроисхождение из кр-н середняков, по национальности коми, работает в данное время в колхозе “Чапаев” проживает село Помоздино. Будучи предупрежден об ответственности по ст. 95 УК за дачу ложных показаний по существу дела показал:

Вопрос: На каком языке желаете давать свои показания?

Ответ: Свои показания я могу давать на русском языке.

Вопрос: Расскажите, что Вам известно о контрреволюционной деятельности Игнатова Егора Ефимовича?

Ответ: Осенью 1935 года, или в начале 1936 года (точно не помню) я шел на работу в поле, по дороге мне встретился Игнатов Е.Е., который ехал на подводе и вез хлеб для сдачи государству от колхоза, в счет госпоставки. На мой вопрос, куда ты везешь хлеб, Игнатов Е.Е. мне ответил, что везу сдавать Осипу. Я – Игнатов не понял, но спросить постеснялся. В дальнейшем подойдя к одному дому, я встретился с односельчанином Чисталевым Григорием Федоровичем, и спросил у последнего “что за выражение у Игнатова Е.Е., какому он Осипу везет хлеб”. Тогда мне Чисталев Григорий Федорович пояснил, что под Осипом нужно понимать т. Сталина, этим проявлял свое недовольство на вождя народа. Больше добавить ничего не могу. Протокол записан с моих слов правильно и мне зачитан. Неграмотный по его просьбе подписался М. Чисталев

Допросил пом. оперуполн.
Устькуломского РО НКВД <фамилия>

Л.20-20 об. Бланк. Рукопись


№ 9
Протокол допроса свидетельницы Игнатовой Евдокии Михайловны.

14 июля 1937 г.

1937 года июля 14 дня, я, пом. оперуполномоченного Устькуломского РО НКВД <фамилия> Управления НКВД по Севобл. с соблюдением ст. ст.162-165 и 168 УПК допросил нижепоименованного в качестве свидетеля и он показал:

Игнатова Евдокия Михайловна, 1899 г. рожд., урож. Устькуломского р-на, Волдинского с/совета дер. Мудлопол, по национальности коми, малограмотная, не судимая, соцпроисхождение из кр-н бедняков, работает в данное время в колхозе “Гай” скотница. Будучи предупреждена об ответственности по ст. 95 УК за дачу ложных показаний по существу дела показала:

Вопрос: На каком языке желаете давать свои показания?

Ответ: Свои показания я могу давать на русском языке.

Вопрос: Расскажите, что Вам известно о контрреволюционной деятельности Игнатова Егора Ефимовича?

Ответ: В конце 1936 года (месяц и число точно не помню) в правлении колхоза в присутствии председателя колхоза Игнатова Михаила Александровича, меня и других когда председатель стал назначать на лесозаготовку Игнатова Е.Е., то он категорически отказался заявив, что на лесозаготовках заработок низкий, рабочий не обеспечивает себя как сам так и семья голодают, дают непосильное задание, выполнить которое физически невозможно, работать гонят принудительно, а на кого работает на Осипа (понимать на тов. Сталина), “лесозаготовки – это принудительный труд”. Систематически от лесозаготовок уклонялся, и будучи на лесозаготовках саботировал, день работает, а несколько дней гуляет, на всякие замечания со стороны рабочих говорил “что вы работаете на Осипа (тов. Сталина), а я на него работать не буду.

Кроме того, Игнатов Егор Ефимович систематически уклонялся от колхозной работы и на даваемые задания со стороны председателя колхоза Игнатова Михаила Александровича отвечал: “что в колхозе я работать не буду, работать в колхозе – это значит голодать должен я, и моя семья, колхозный строй приводит не к улучшению благосостояния колхозника, а к нищете и голоду, работать в колхозе “значит работать для Осипа”, а я для него не хочу работать, мне от этого пользы нет, колхозника душат непосильными налогами. Больше добавить к своим показаниям ничего не могу. Протокол записан с моих слов правильно и мне зачитан. Игнатова.

Допросил пом. оперуполномоченного.
Устькуломского РО НКВД <подпись>

Л.21-21 об. Бланк. Рукопись

0

Создать форум

Вы здесь » Бадьёльйывсаяс - Бадьёльские » История Республики Коми » КАК МАТРОСА ЕГОРА “ОСИП СЪЕЛ”


Создать форум